...

Проектирование интервенций в нейро-лингвистической психотерапии (НЛПт) и НЛП-коучинге

В целом современные психологические представления об опыте человека исходят из идеи, что в каждом из нас живут три сущности: биологическое существо, социальный индивид и личность. Пользуясь этой довольно простой моделью из общей психологии, можно классифицировать практические инструменты оказания психологической помощи человеку (приемы, методики, техники работы консультанта) любого психокоррекционного или терапевтического подхода. Сделаем это на примере нейро-лингвистической психотерапии (НЛПт), авторского подхода «Коучинг жизненного пути личности» и разработанного в данных подходах инструментария.

Как известно, З. Фрейд использовал метафору лошади и всадника, описывая то, что происходит между сознательным и бессознательным. Разовьем эту полезную аналогию несколько в иной плоскости: с точки зрения трех вышеназванных подструктур. Лошадь — это биологическое существо, а всадник — «двуликий Янус»: социальный индивид и личность. Наездник с лошадью находится в непростых взаимоотношениях. Ему нужно приручить свое «домашнее животное». Общеизвестно, что лошадь довольно долго объезжают, иначе она может скинуть своего наездника, а в некоторых случаях это даже заканчивается трагически. Примерно то же случается с людьми, в которых биологическое берет верх над собственно человеческим (социальным и личностным). Существует множество способов «приручения» животных (научения). Б. Скиннер, который интересовался дрессировкой животных, развивая поведенческий подход в психологии (теория оперантного обучения), в отличие от основателя бихевиоризма Дж. Уотсона, большее значение предавал позитивному подкреплению, чем негативному. И действительно, кошку или тем более дельфина невозможно научить сложным навыкам и трюкам, наказывая животное. Чтобы многосоставное поведение закрепилось и превратилось в устойчивый поведенческий паттерн (красивый трюк), им надо давать рыбку. В отличие от животных, социальные существа, и уж тем более личности, чаще всего любят не только есть рыбу, но и учиться ее ловить, конструируя средства ловли, в результате чего приручение (научение) приводит к самостоятельному познанию мира, сотворению себя самого и собственных внутренних и внешних миров. Учить человека ловить рыбу можно по-разному: сначала накормить его рыбой, а потом учить; учить его голодным; учить и кормить одновременно; кормить, учить и рассматривать то, как сделаны снасти. На последний тип учения (помощи) способны только человеческие существа, так он предполагает развитое сознание (многомерную рефлексию) и определенную самостоятельность (субъектность). Иным словами, социальное существо и личность учатся субъектно. Данное разграничение, конечно, условно, но эта модель позволяет посмотреть более детально на три основных аспекта человеческого опыта и более тонко, с учетом их специфики выстроить механизмы и инструменты оказания помощи людям в соответствии с теми сложностями, которые у них возникают.

Итак, биологический индивид обладает относительной самостоятельностью, на него не действуют «сознательные уговоры», он не понимает язык логических рассуждений, живет потребностями, соблазнами и автоматическими реакциями. Часто люди не могут годами справиться с вредными привычками, негативными эмоциональными реакциями, потому что простого осознания и «приказания» себе чего-либо не делать недостаточно. Такая метафора очень помогает в процессе терапии или коучинга осознать клиентам, что их лошадь периодически живет своей жизнью и у нее особый нрав.

Изменение биологического существа лучше планировать, рассуждая в следующих терминах: отождествление с эмоциональным состоянием (ассоциация), отстранение от эмоционального состояния (диссоциация), просмотр себя, своих состояний и действий со стороны (рефлексия эмоциональных состояний и действий), просмотр своих действий в обратном порядке (обратная рефлексия), эмоции и чувства, изменение (перекодировка) параметров ощущений (субмодальностей), инстинкт, реакция, условный рефлекс, витальные потребности и соблазны, подкрепление (негативное позитивное), переобуславливание, параметры поведения, создание новой последовательности действий, автоматизация умения, навык, способ поведения, поведенческий стиль (устойчивые предпочтения к параметрам поведения) и т.д. Сложности человека, связанные с негативными стояниями, автоматическое негативное поведение, эмоциональные привязанности, пищевые аддикции, негативные привычки не могут быть решены в интервенциях, не затрагивающих вышеуказанные подструктуры субъективного опыта. К ним относятся в НЛП такие техники, как «Круг совершенства», «Коктейль состояний», «Коллапс якорей», «Шкалированный коллапс якорей», «Изменение личностной истории», «Изменение субмодальностей», «Быстрое лечение фобий», «Взмах», «Взрыв навязчивостей», техники личностного редактирования, выявление и изменение поведенческих стратегий и т.д.

Социальный индивид постоянно находится в различных паттернах взаимодействия с другими. Его жизнь зависит от того, насколько его принимают другие люди (особенно значимое окружение), какие социальные роли он реализует: ребенок, взрослый родитель, друг, товарищ, ученик, лидер, сподвижник лидера, исполнитель и т.д. Конечно, он уже довольно осознан, в сравнении с биологическим существом (хотя много еще остается за пределами рефлексии), имеет «социальный интеллект», адаптивен к среде; живет, соотносясь с общественными нормами (семьи, профессионального окружения, данного социума, культуры и т.д.). В нем часто сталкиваются желательное и желаемое, «хочу и должен». Его самооценка во многом зависит от мнения других. В структуре индентичности, помимо образов «Я», возникает социальное «Я» человека, которое многоаспектно. Выполняя различные функции и роли (в обучении, на работе, в различных контекстах социальной жизни), человек находит «свое место» среди других, выстраивая мир своего ближайшего окружения и социальной самореализации. Помимо образов своего «Я», возникает ментальная проекция образа своего значимого социального окружения. Социальный индивид имеет относительно более развитую рефлексию не только на свои действия, эмоции, но и активно учится смотреть на себя «глазами других». Начиная с детства, ребенок играет в различные ролевые игры, имитируя важные поведенческие паттерны взрослых, моделируя их поведение, обучаясь. Затем «игра» переносится в разнообразные аспекты социального взаимодействия и нередко становится манипуляцией, которая носит защитные функции. Этому посвящена концепция Э. Берна и его книги: «Люди, которые играют в игры» и «Игры, в которые играют люди». Люди по-разному успешны в социуме, поэтому часто развивается предпочтение к следующим ролям: «жертвы», «преследователя», «избавителя». Мир вещей и мир людей для социального существа не рядоположен; человек вынужден не только исходить из витальных потребностей, но и соотносить себя с другими, вырабатывать свои ориентиры: систему ценностей и правил (убеждений), которая относит его к определенному социальному типу, позволяет быть «своим» в одной субкультуре и сильно отличаться от представителей другой. От того, как проходит социализация, во многом зависит то, как культурный опыт индивидуально вычерпывается человеком. Его опыт учения, труда, общения в социуме, развитые в нем способности и мировоззрение задают определенный уровень активности и инициативы, социальную успешность, адекватность самооценки. У людей возникают сложности, обусловленные во многом социальным самоосуществлением и самореализаций; проблемы построения адекватных взаимоотношений, внутренние и внешне конфликты, нарушения в самооценке, стремление реализовать желательные ценности и цели (навязанные стереотипами извне), потеря своей индивидуальности, зависимые отношения, сложности с самостоятельным выбором и т.д.

Рассуждения о психологической помощи можно строить в следующих терминах: иерархия ценностей, убеждения о социальном взаимодействии и этических нормах, внутренние и внешние конфликты, социальные роли, позиции в коммуникации, тип отношений, локус контроля (также внешняя и внутренняя референции). Для осуществления интервенций могут быть использованы известные техники НЛП: «Визуальное сдавливание», «Решение конфликтной ситуации с помощью трехпозиционного описания», «Метазеркало», «Реимпринтинг», «Выращивание частей», «Визуально-кинестетическая диссоциация», «Преодоление созависимостей», приемы работы с социальной панорамой и т.д.

Личностью, как известно, индивид не рождается, а становится. По меткому выражению А.Н. Леонтьева, человек становится личностью дважды: сначала, когда формируются его мотивы (структура ценностей и убеждений), а потом, когда благодаря рефлексии человек делает осознанные жизненные выборы, меняет себя. Существует множество определений личности. В данном тексте под личностью понимается такая рефлексивно-управленческая инстанция, которая приумножает самое человеческое в человеке. Личность, что очень важно для психотерапии и коучинга, помогает взять под контроль трудности темперамента, характера, то многое в человеке, что ранее в психологии считалось почти не поддающимся изменениям. Осознанность у личности еще больше, чем у социального индивида, — так она способна рефлексировать и целенаправленно строить свой внутренний мир, собственный жизненный путь, смыслы жизни. Если, будучи биологическим существом, человек является субъектом своей активности и поведения; будучи социальным существом, — субъектом своих поступков, отношений и способностей, то как личность он представляет собой субъекта своей духовности, идентичности, смыслов жизни, жизненного пути. Очень важным для становления высокоразвитой личности являются сформированные процессы саморазвития и самостоятельность (субъектность).

Личность испытывает присущие именно ей сложности: трудности принятия решения по жизненноважным вопросам, сложности самоидентификации (кто я?), утрата смысла жизни, изменение стиля или стратегии жизни, управление своим будущим и т.д.

Планирование интервенций можно осуществлять в таких терминах, как «иерархия ценностей», «структура убеждений», «структура идентичности» («Я»), «смысл жизни», «образ жизни», «стиль жизни» и т.д.

В НЛП могут применяться следующие техники: «Интеграция логических уровней», «Техники по работе с убеждениями», «Иерархия критериев», «Балансировка личностного своеобразия с помощью матрицы архетипических ролей», «6-шаговый рефрейминг», «Глубинная трансформация» и т.д.

Как и всякая модель, данный подход имеет границы своего применения и определенные упрощения. Основная ее полезность заключается в возможностях соотнесения следующих подструктур: индивидуального опыта, симптома со структурой шагов имеющихся техник или со структурой проектируемой интервенции консультантом. Конечно, чем более сложный комплексный симптом, тем в большей мере важно задействовать инструменты работы для каждой подструктуры человеческой сущности. Кроме того, некоторые техники с точки зрения предлагаемой классификации трудно отнести только к одному из рассмотренных типов индивидов. Например, техника «Визуально-кинестетическая диссоциация» предполагает работу со страхом, в отличие от техники «Быстрое лечение фобий», в ней осуществляются шаги коммуникации «себя молодого» с «собой опытным» так, чтобы произошел рефрейминг опасности, объяснение происходящего и разъяснение безопасности всего произошедшего в травмирующей ситуации. Это, казалось бы, не очень большое отличие создает принципиально иную разницу: осуществляется коммуникация частей, что указывает на социальную составляющую опыта, а не только на биологическую. Все это дополнительно раскрывает составной характер симптома: человек не просто обусловил яркую негативную реакцию, как в случае с фобией, а создал ее, интерпретируя ситуацию без сенсорных обоснований реальной угрозы. При выяснении структуры страха чаще всего он является социальным стереотипом, усвоенным от других (из рассказов близких, кинофильмов, мультфильмов) с последующим конструированием развития ситуации с самим собой. При необходимости такое соотношение модели «Три типа индивида», структуры симптома со структурой техники (назначение шагов) может привести к проектированию дополнительных (важных и уместных) приемов работы консультанта, делающей работу более индивидуальной (исходя из присущих только данному человеку сложностей), глубокой (затрагивающую связанные с трудностью подсруктуры опыта различных уровней) и творческой (гибкое использование техник с обоснованным отходом от инструкции и созданием новых инструментов).

Подведем итог сказанного в виде таблицы.

Таблица «Типы индивидов и практические инструменты НЛПт»

© А.А. Плигин, 2000

Тип индивида

Подструктуры субъективного опыта

Практические инструменты коучинга

Биологическое существо

Реакции, условные рефлексы. Поведенческие паттерны. Эмоции, состояния. Витальные потребности и «соблазны».

«Круг совершенства», «Коктейль состояний», «Коллапс якорей», «Шкалированный коллапс якорей», «Изменение личностной истории», «Изменение субмодальностей», «Быстрое лечение фобий», «Взмах», «Взрыв навязчивостей», техники личностного редактирования, выявление и изменение поведенческих стратегий и т.д.

Социальный индивид

Ментальный образ значимого социального окружения. Индивидуальный стиль коммуникации. Индивидуальные установки социального взаимодействия. Тип взаимоотношений. Позитивное намерение, метарезультат, вторичные выгоды. Части личности. Интерпретация коммуникативной ситуации.

Конфликт. Локус контроля, референция.

«Рефрейминг», «Визуальное сдавливание», «Решение конфликтной ситуации с помощью трехпозиционного описания», «Метазеркало», «Реимпринтинг», «Выращивание частей», «Визуально-кинестетическая диссоциация», «Преодоление созависимостей», приемы работы с социальной панорамой и т.д.

Личность

Иерархия ценностей. Личностные убеждения. Цели. Структура поддерживающих и ограничивающих убеждений. Личностное своеобразие. Миссия. Образ жизненного пути. Контексты самореализации.

Рефлексия иерархии ценностей.

Рефлексия поддерживающих и

ограничивающих убеждений.

«Интеграция логических уровней».

Техники по работе с

убеждениями. «Иерархия критериев».

«Балансировка личностного

своеобразия с помощью матрицы архетипических ролей».

«6-шаговый рефрейминг». «Глубинная

трансформация» и т.д.

Модель «Три типа индивида» в отношении возможностей использования техник может быть соотнесена с моделью «Три типа травмы». Это позволит не только структурно очерчено работать с клиентом, но и более глубоко понять отличия психотерапии от других видов психологической помощи, например, коучинга.

Остановимся на собственном взгляде по поводу данной идеи, высказанной в НЛПт (Питер Шутц, Австрия).

К сожалению, эта модель не описана с четкой и структурной ясностью. Восполним этот пробел.

Первый тип психической травмы — наиболее простая трудность. Это сложность на эмоционально-поведенческом уровне. Например, ребенок в лифте встретился с большой собакой, которая сильно лаяла и скалила зубы. После этого он стал бояться всех собак, даже игрушечных. Объяснительная сторона симптома австрийскими специалистами строится с привлечением метафоры латерализации мозга (специализация функций левого и правого полушарий). Как известно, правое полушарие эмоциональное, воспринимает целостно без разделения на детали, бессознательное, а левое — пошаговое, детальное, словесное, оценочное. В данной эмоциональной ситуации произошло целостное запечатлевание негативной ситуации — теперь образ собаки обуславливает негативное эмоциональное состояние высокой интенсивности. Ребенок не мог объяснить себе происходящие, что еще больше усугубило трудности. Упрощенно можно сказать, что негативное правополушарное запечатлевание произошло без анализа ситуации левым полушарием. В процессе консультирования такая травма может быть преодолена в течение нескольких сессий.

Второй тип психической травмы — большая трудность для преодоления. Сложность на уровне реализации ценностей, убеждений, самооценки, интерпретации смыслов происходящих ситуаций. Например, 15-летняя девочка осталась сидеть с малышом. Он случайно выпал из кроватки. С его здоровьем все в итоге из-за мягкого напольного покрытия ничего страшного не произошло. Но в момент падения ребенка пришли друзья его родителей, которые начали кричать и обвинять подростка. Она стала испытывать ужасные чувства: страх, вину, интерпретируя эту ситуацию как крайне досадную и несправедливую, потому что в глубине души считала себя невиноватой. Теперь она не может спокойно общаться с родителями ребенка и боится оставаться одна с малышами. Здесь также можно говорить о правополушарном негативном запечатлевании ситуации (даже можно классифицировать как негативный импринт в сознательном возрасте), но, в отличие от предыдущей ситуации, левополушарная деятельность затруднена: неоднозначен анализ, сопровождается негативными внутренними диалогами с негативной интерпретацией в свой адрес. Происходит внутренний конфликт в комплексном эмоциональном состоянии: конфликтные эмоции (обида, досада, вина, невиновность), а также интерпретации («честно – нечестно», «виновата – не виновата», «следствие собственной оплошности – случайность» и т.д.). Такой симптом преодолевается в относительно продолжительной работе и может потребовать 6 — 10 сессий.

Третий тип психической травмы — наибольшая трудность для преодоления. Сложность, как правило, длительного характера возникновения, высокой интенсивности эмоционального стояния, касающаяся личностных структур более высокого уровня: подавления самой личности, базового доверия к миру, безвыходность и безысходность в ситуации, туманность будущего, страх выхода из ситуации. Часто в подобных случаях присутствуют «дабл-байны» (двойные связи: как ни поступи — получается всегда плохой выход). Например, девушку-подростка в 13 лет на протяжении года насиловал отчим, который пользовался доверием ее матери. Он постоянно угрожал девушке. Она испытывала многократную физическую и душевную боль, чувство стыда, боялась «разоблачения» (мнения окружающих), а также полностью разочаровать своих близких собой и правдой об отчиме. Травма со временем распространилась на более широкий контекст. В результате во взрослой жизни женщина не хотела иметь интимных отношений с мужчинами, был страх рождения ребенка, периодические депрессивные состояния, потеря интереса в жизни, сложные отношения с матерью. Любой из этих симптомов мог бы быть самостоятельным: страх построения отношений с мужчинами, страх родов, неуверенность в себе и подавленность, чувство стыда при любых воспоминаниях о юношеском возрасте или отчиме и т.д. Все объединил один комплексный симптом — периодические депрессивные состояния, с которым клиентка обратилась к консультанту. Метафорично можно сказать, что имеет место сильное право- и левополушарное подавление. Мозг отказывается как бы то ни было анализировать прошлое, все диалоги на тему травмирующей ситуации приводят к «токсичным» обобщениям о собственной личности и жизни. Клиентка говорила: «Я как будто испорчена». Ситуация похожа на выученную беспомощность, сопровождающуюся «хронической» подавленностью и грустью (защитный механизм нарушения личностной целостности и повторения подобного). Такого рода симптом обычно требует продолжительного консультирования, часто он может потребовать встреч 2 — 3 раза в неделю в течение полугода-года.

Как видно из рассмотрения, модели «Три типа индивида» и «Три типа психической травмы» легко соотносятся друг с другом. Первый тип психической травмы больше соответствует человеку как биологическому существу. Второй тип психической травмы — социальному индивиду. Третий тип психической травмы — подавлению личности. Они могут дополнять друг друга, создавая хорошую основу для применения и проектирования различных инструментов психологической помощи.

Рассмотрение этих моделей может также помочь в понимании разграничения методов работы психотерапевта и коуча.

Как видно из всего рассмотренного выше, психотерапия связана с понятием «психическая травма», которая может определяться как душевное страдание человека, приобретенное в сложных жизненных обстоятельствах. В зависимости от договоренности специалистов, принятой в стране, законе о психологической помощи, сложившейся традиции психологической и медицинской помощи, могут быть определены границы психотерапии.

Душевные расстройства существуют более глубокого уровня по сравнению с психической травмой третьего типа — душевные расстройства с органическими нарушениями функционирования мозга (например, шизофрения), часто имеющие генетическую предрасположенность и реализующиеся без наличия психической травмы. Хотя во многих случаях специалисты отмечают несколько факторов, влияющих на развитие глубокого расстройства психики: и наследственность, и психологически нездоровый фон. Часто они в совокупности приводят к развитию болезни. В таком случае обычно оказывается психиатрическая помощь с применением психофармакологических препаратов, и речь идет о сильнейших нарушениях в здоровье. Конечно, «норма» и «патология», классификация и диагностика психических расстройств, границы оказания разных типов помощи, подготовка специалистов — одни из самых дискуссионных тем психиатров, психотерапевтов и психологов. Кроме того, существует психотерапевтическая и психологическая помощь больным и здоровым людям, что еще больше осложняет ситуацию.

Теперь в самом общем плане рассмотрим коучинг, который может быть определен как помощь в решении жизненных задач людям, цель которого — улучшение качества их самореализации и в итоге — жизни (коучинг в широком смысле). Исторически он возник в спорте как индивидуальное тренерство для достижения высоких результатов (олимпийской медали). Применительно к оказанию специфического вида психологической помощи он означает достижение наивысшего потенциала человека, особенно в профессии (коучинг в узком смысле). Поэтому понятие «коучинг» часто употребляется как «лайт-версия психотерапии» или как специальная система (часто программа) консультирования и индивидуального тренерства. Применительно к профессиональному контексту коучу часто недостаточно бывает психологических и психотерапевтических знаний, ему полезно еще как минимум хорошо знать менеджмент.

В психотерапии существуют авторитетные школы оказания помощи людям с накопленными традициями подготовки специалистов, методологией и практикой работы терапевта. На основе разных психологических знаний, клинических исследований, анализа практики можно разработать множество авторских подходов, так же как и психологических концепций (их более 200). В европейскую ассоциацию психотерапевтов (ЕАП) в настоящий момент входит 22 модальности (самостоятельные школы), среди которых НЛПт. В одиннадцати странах приняты законы о психотерапии, где психотерапевт — отдельная, самостоятельная специальность, использующая медицинские и психологические знания (примерно 400 часов в подготовке), но не являющаяся непосредственно выводной из них, так как она предполагает обширную, глубокую и многолетнюю (как правило, не менее 4 лет) подготовку в рамках одной из модальностей психотерапии.

В отношении коучинга ситуация еще более сложная. С одной стороны, во многих европейских странах (например, в Австрии, Германии) он признается отдельной профессией, и существует соответствующая подготовка специалистов на базе самостоятельного высшего образования, без которой специалист не может заниматься легально коучингом. С другой стороны, программ помощи людям, разработанных на основе психологических знаний и менеджмента может быть еще больше, чем терапевтических школ. С каждым годом таких авторских программ становится все больше и больше. Одной из таких системных разработок является психотехнология «Кочинг жизненного пути личности»1, в которой обобщены самостоятельная практика консультирования, многие зарубежные и отечественные психологические концепции (от А. Адлера до С.Л. Рубинштейна), НЛП и НЛПт.

Рассмотрим модель «Три типа индивида» применительно к «Коучингу жизненного пути личности».

Таблица «Типы индивидов и практические инструменты коучинга»

© А.А. Плигин, 2000-2015

Тип индивида

Подструктуры субъективного опыта

Практические инструменты коучинга

Биологическое существо

Реакции, условные рефлексы. Поведенческие паттерны. Эмоции, состояния. Витальные потребности и «соблазны».

Рефлексия действий и состояний. Выявление паттерна, репаттернинг. Техники «Круг совершенства», «Коллапс якорей», «Коктейль состояний», «Три типа ресурсов», «Изменение субмодальностей», техники личностного редактирования.

Разработка плана действий на основе спецификации цели и модели Т.О.Т.Е.

Социальный индивид

Социальные контексты существования. Социальные роли. Самооценка. Ментальный образ значимого социального окружения. Индивидуальный стиль коммуникации. Индивидуальные установки социального взаимодействия. Тип взаимоотношений. Позитивное намерение, метарезультат, вторичные выгоды. Части личности. Интерпретация коммуникативной ситуации. Уровень самореализации в социальном окружении. Конфликт. Индивидуальные конфликтогены. Локус контроля, референция.

Рефлексия себя «своими глазами» и «глазами другого», направленная на осознание действий, состояний, типа взаимодействия, стиля коммуникации, своих намерений, результатов взаимодействия в значимом социальном окружении.

Проективная методика «Картирование образа моего значимого социального окружения».

Рефлексия базовых установок коммуникации в значимом социальном окружении.

Рефрейминг.

Рефлексия своих качеств и способностей через карту «Образ моего значимого социального окружения». Рефлексия и балансировка собственной самооценки.

Рефлексия метапрограммы «кооперативный – автономный» (осознание доминирующего типа отношений: «зависимость – одиночество»).

Рефлексия персональных: «хочу и должен», «должен и получается».

Написание эссе (нарратив) «Мое счастье в моем значимом социальном окружении». Рефлексия эссе с консультантом.

«Техника преодоления конфликтной ситуации при помощи 3-х позиций восприятия». Выявление типичных конфликтогенов. Рефлексия индивидуального профиля конфликтогенов. Решение конфликта при помощи карты конфликтогенов.

Обогащение индивидуального стиля коммуникации: техника «4 позиции восприятия в коммуникации».

Приемы работы с социальной панорамой, авторские проективные методики и техники по обогащению ментальной модели значимого социального окружения. Расширение контекстов социальной самореализации.

Личность

Иерархия ценностей. Личностные убеждения и установки (пресуппозиции). Система целей. Иерархия ценностей. Каскад поддерживающих жизненный путь убеждений. Каскад ограничивающих жизненный путь убеждений. Структура личностного своеобразия. Стиль жизни. Вариант жизни. Значимые события (позитивные и негативные). Смыслы жизни. Образ жизненного пути и его этапов. Контексты самореализации. Установки своего жизненного пути. Ментальный образ своего значимого социального окружения.

Рефлексия иерархии ценностей. Рефлексия поддерживающих и ограничивающих развитие, самореализацию и достижение жизненного успеха убеждений.

Рефлексия личностной матрицы базовых (архетипических) ролей. Коучинг «слабости» и «тени» своего «Я».

Построение конструкта своего личностного своеобразия. Написание эссе (нарратива) «Мое личностное своеобразие». Реконструкция основных событий прошлого. Рефлексия смысла событий, субъектных ролей и глубинных установок. Рефлексия своего настоящего. Трансформация ограничивающих установок (пресуппозиций). Рефлексия поддерживающего развитие значимого социального окружения. Рефлексия своих вариантов жизни в значимых контекстах. Реконструкция своих талантов и способностей. Рефлексия своего наивысшего потенциала. Построение «Богатого контекста стратегических целей». Рефлексия своей Миссии и смысла жизни. Проектирование событий будущего. Развитие вариантов жизни. Системная проверка экологии. Рефлексия и развитие стиля жизни. Написание эссе «Моя жизнь» (нарратив измененного образа будущего). Проектирование событийно-целевого плана ближайшего этапа жизни. Рефлексия индивидуального стиля тайм-менеджмента.

Создание психологически комфортной графической модели тайм-менеджмент ближайшего этапа жизни.

В целом создание подобных моделей — дело будущего психотерапии и коучинга, осуществляемых в разных подходах и методологиях. В случае если они будут описаны на общепсихологическом языке, появится надежда соотнесения механизмов изменения человеческого опыта с практическими приемами и техникам их реализации, создание обобщенных теорий и практик психологической помощи людям. Автор выражает надежду на то, что подобная работа будет осмыслена и продолжена широким кругом специалистов.

1 Автором разработана собственная психологическая концепция «Развитие субъектности и жизненного пути личности», которая имеет прикладное значение в областях психотерапии и коучинге.

« Вернуться назад

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *