...

Можно ли создать что-то более эффективное, чем НЛП?

Я занимаюсь нейро-лингвистическим программированием уже 25 лет! Такое провокативное название для статьи я специально выбрал, чтобы поразмышлять вместе с НЛП-специалистами над самыми главными качествами реализуемого нами подхода. Мне нет смысла объясняться ему в любви. Моя приверженность данному направлению очевидна и подтверждена временем! Я с большим энтузиазмом и вдохновением его преподаю на курсах «НЛП-Мастер», «НЛП-Тренер», а также на множестве авторских семинарах на основе НЛП, и собираюсь делать это в будущем!

Кстати, до знакомства с ним я активно и глубоко занимался игротехникой, участвовал в различных тренингах личностного роста (посещал «Лайфспринг» первой волны, семинары по конфликтологии, видеотренинги). Меня также интересовали различные школы практической психологии: телесно-ориентированная терапия, трансактный анализ, психодрама, арт-терапия, гештальт, эриксоновский гипноз и т.д. Проще было бы перечислить, чем я не интересовался в начале 90-х годов прошлого века в этой сфере!

Так что мой выбор был осознанным, и это — любовь с первого взгляда!

Еще до встречи с НЛП я был уверен, что существуют «тайные знания», помогающие достигать эффективности значительно быстрее, чем все известные методики и программы обучения.

Занимаясь в театральной студии 12 лет, я понял, что в этом искусстве созданы мощные психотехники в работе над ролью, при этом позволяющие менять себя! Собственно об этом вся система российского гения К.С. Станиславского. К «Стратегиям гениев» я приобщился еще до знакомства с НЛП. Ведь первые тренинги я прошел уже во втором классе по системе С.В. Гиппиус «Гимнастика чувств». Мне очень повезло с личностью моего необычайно талантливого режиссера М.Б. Москаленко! Она приобщила нас к театру и открыла дверь в удивительный мир, более волшебный и одновременно реалистичный, чем тот, что скрывается за дверью в коморке папы Карло! Найденный «золотой ключик» в детстве был очень осязаемым во всех сенсорных критериях и пяти модальностях, а точнее, множество ключей для саморазвития!

В седьмом классе сконструированные мной ракеты, сделанные из металлических баночек из-под таблеток валидола, начиненные смесью селитры, сахара, порошков магния и алюминия, летали выше 16 этажа, завораживая всех мальчишек во дворе. Эти детские эксперименты из непонятно откуда взявшихся знаний (им меня никто не учил), занятия в химическом кружке в школе с пятого класса (там мы выращивали кристаллы медного купороса и красной кровяной соли) привели меня в химическую науку. Я с детства интересовался особыми «рецептами полета в космос» и красивыми структурами «выращенных кристаллов!» Химическое образование в моей жизни сыграло тоже особую роль. Оно научило меня метамышлению: невозможно без понимания структуры (элементов и их связей) прогнозировать свойства системы и ее изменения. История еще одного российского гения Д.И. Менделеева, открытие периодического закона (увиденная им таблица во сне) меня особенно восхищали! Мало кто знает, что Дмитрий Иванович открыл фундаментальный закон «методически», читая специальную литературу и систематизируя информацию. Уже тогда я все время задавался вопросом «КАК?».

Вот почему НЛП сразу увлекло и так сильно захватило меня на долгие годы. Что может быть интереснее, чем метазнания: как мы знаем, что мы знаем?

Оглядываясь на уже пройденные этапы своего пути и смотря далеко в будущее, хочется осознать многое! Чтобы увереннее идти дальше, полезно осмыслить более конкретно и глубоко, за что мы так любим НЛП и в чем заключаются его не самые сильные стороны.

Начнем с конструктивного и особенного.

Сильные стороны уникальности НЛП:

  • Качество эпистемологии (вопрос «КАК?» предшествует вопросам «ПОЧЕМУ?», «ИЗ-ЗА ЧЕГО?» и т.д.).
  • Гуманистичность и направленность на развитие (изначальная вера в ресурсы человека, моделирование «человеческого совершенства»).
  • Трансдисциплинарность (особое сочетание знаний из разных областей).
  • Практичность (все методики рождены из успешного опыта людей либо проверены практикой; сам подход результатоориентирован).
  • Технологичность (большинство инструментов разработано на уровне конкретных алгоритмов — техник).
  • Скорость работы (по сравнению со многими другими школами практической психологии относительно быстро можно добиться результатов по изменению опыта).
  • Широта охвата симптомов, с которыми работает метод (от фобических реакций до решения задач по улучшению своей профессиональной деятельности).
  • Саморазвитие метода, обеспеченное моделированием (лучшие практики могут быть рафинированы до передаваемой другим модели, расширяя практическими находками подход).
  • Скорость подготовки специалистов (в классическом варианте за несколько лет, примерно за 300 – 400 часов).
  • Оригинальность (многие практики/стратегии выявлены у довольно талантливых/гениальных людей).
  • Универсальность и широта применения (может использоваться везде, где есть человеческая деятельность).
  • И т.д.

Теперь стоит отметить основные слабые стороны подхода, чтобы была возможность его усовершенствовать и даже разработать принципиально новые инструменты. Ведь в нем самом заложен такой призыв, а в его исходных принципах и инструментах — механизм саморазвития!

Слабые стороны НЛП:

  • Негативный имидж подхода из-за слова «программирование» в названии (подход ошибочно воспринимается как набор техник по негативному манипулированию человеком и даже зомбированию).
  • Сложность языка (такие темы, как метамодель, якорение, пресуппозиции, метапрограммы сложны для восприятия большинству людей, включая академических психологов).
  • Слабая связь с научной психологией (в методе не представлена связь с другими психологическими концепциями, почти не было научной проверки эффективности гипотез и практик).
  • Отсутствие объективной истории создания подхода (остается туманным то, в какой преемственности использовались знания из других областей и как конкретно открывались различные составляющие метода).
  • Эклектичность (большинству специалистов необходимо самостоятельно определять то, как те или иные темы/техники связаны друг с другом).
  • Отсутствие оценки полноты, непротиворечивости и логической стройности основных структурных компонентов метода (авторы никогда не заботились о четком построении области знания на научных основах, делая акцент на том, что НЛП организовано по принципу «полезности», является моделью; эта работа крайне слабо реализуется образовательными структурами, которые сталкиваются с задачами системного обучения методу).
  • Акцент на психотерапии в базовом уровне обучения (у ряда людей возникает недоумение и снижение мотивации в процессе изучения терапевтических техник, так как они не видят в них актуальности и не собираются становиться психотерапевтами).
  • Порождение завышенных ожиданий от «раскрученной» мощности метода (обучение на базовом уровне строится под задачи изучаемой техники, а не под реальные потребности пришедших на тренинг людей, при этом самостоятельно применять все изученное вместе на самом себе (да и на клиенте) отдельно не обучают; индивидуальное консультирование как система психотерапевтической помощи появилась сравнительно недавно в НЛПт, которой большая часть специалистов НЛП пока не владеет, и т.д.).
  • Ограниченность в работе с симптомами высокого уровня (почти не представлена работа с индивидуальными личностными установками, уровнем «Я-концепция», смыслом жизни, стратегиями организации жизни и т.д.).
  • Акцент на локальных симптомах/запросах клиента, а не личности (специалист НЛП не выходит в своей работе на уровень организации всей личности и жизни человека в целом).
  • Отсутствие профессиональной организации, авторитетной для всего сообщества, направленной на изменение имиджа НЛП и его усовершенствование (положение дел таково, что наиболее известные профессионалы ориентированы на определенных лидеров, которые востребованы и не имеют большой мотивации к организаторской деятельности на общее благо).
  • Размывание границ метода (слабая очерченность границ, а также некачественная подготовка специалистов, так как нет разделяемых всеми стандартов обучения и механизмов их обновления).

Конечно, все перечисленное выше обозначено «крупными мазками». Если детализировать, то можно было бы списки достоинств и недостатков продолжить.

На протяжении долгих лет я сталкивался с различными слабыми сторонами НЛП, все отчетливее замечая их, задумываясь над тем, как можно улучшить существующий метод. Особенно остро это ощущалось в ходе разработки образовательных программ по НЛП.

Наш «Центр НЛП в Образовании» хорошо известен своей системностью, методичностью, стройностью и глубиной обучения. Все эти качества как раз и пришлось развить в ходе восполнения недостающего. Путеводным принципом такой работы был тезис: НЛП — относительно молодое и развивающееся направление, еще только обретающее внутреннюю стройность, преодолевающее определенную эклектичность. Это позволяло занять позицию исследователя и развивателя. Так родилось множество дополнений к курсу «НЛП-Практик» (например, описание механизмов работы большинства техник и различные комментарии к их использованию). Затем были созданы авторские темы, модели и техники: «Четырехпозиционное описание», «Богатый контекст», «Системный рефрейминг», «Карта конфликтогенов», «Три типа ресурсов», «Изменение метапрограмм», «Трансформация каскада убеждений» и т.д.

Увлеченность исследованиями в области эффективных стратегий дали возможность разработать целую серию авторских технологий в образовании и бизнесе.

Исследование общих познавательных стратегий привело к разработке уникальных образовательных концепций и технологий, повышающих обучаемость, а изучение специальных познавательных стратегий — технологий, формирующих профессиональное мышление (математика, химика, физика, лингвистика и т.д.).

Изучение эффективных стратегий менеджеров (среднего и топ-уровней), маркетологов, сбытовиков и т.д. позволили создать авторскую технологию «Разработка портфолио по управлению профессиональной компетентностью». Она нацелена на управление и развитие ключевого фактора успеха в бизнесе, помогает согласовывать kpi-результата и kpi-процесса. А вместе они позволяют согласовывать компетентность специалиста с существующими бизнес-процессами в компании. Подобные технологии почти невозможно встретить в современном менеджменте. В целом разработки в бизнесе привели к выходу на еще более высокий (мета) уровень в развитии и управлении организацией — авторской технологии «Сохранение знаний в компании» и технологии «Внедрение пяти типов менеджмента в практику работы бизнеса». В ходе этой деятельности было найдено внушительное множество частных методик, обобщенных до уровня тренингов и коучингов.

Что касается самого НЛП, то получился интересный эффект: создавая вместе со своими коллегами системные программы обучения НЛП нового поколения в нашем Центре (сменилось уже четыре разных дизайна курса «НЛП-Практик»), мы с Александром Герасимовым разработали собственное авторское НЛП! Оно, с одной стороны, вбирает все созданное до нас в лучших стандартах качества, уточняя, дополняя, систематизируя и операционализируя все имеющееся, а с другой — обогащает НЛП новыми темами, моделями и техниками.

В практике работы нашего Центра мы быстро пришли к очень простому выводу: полностью преодолеть все указанные выше слабые стороны НЛП довольно трудно в рамках одной организации. Здесь есть над чем подумать всем лидерам различных центров НЛП и участникам профессионального сообщества. Хотя в сотрудничестве специалистов различных центров также много сложностей.

Возвращаясь к исходному разговору о достоинствах и недостатках, можно сделать вскользь еще одно замечание: как бы по-разному мы ни относились к психоанализу, но в определенной мере из его недр вышли подходы А. Адлера, К. Юнга, Э. Фромма, В. Райха.

Одним из критериев ценности и полезности метода может быть его «плодовитость», то есть значимость порожденных идей и инструментов для последующих поколений. Все годы собственного развития вместе с НЛП у меня возникал вопросы: а так ли много подходов выросло из НЛП, став самостоятельными; как эффективно само НЛП эволюционирует?

Конечно, рассуждая над основной рамкой заданных выше вопросов, можно сделать рефрейминг: достоинства и недостатки относительны, они могут легко переходить друг в друга. И это правда! Но если серьезно отнестись к эволюции НЛП, которое многие из нас так сильно когда-то полюбили и остаются привержены методу до сих пор, то стоит сформулировать «правильные» вопросы, ответы на которые помогут существенно помочь его дальнейшему развитию:

  • Какие части НЛП нуждаются в содержательном, структурном и технологичном развитии?
  • Как сделать НЛП, понятным всем?
  • Как соотнести достоинства НЛП с лучшими идеями научной психологической мысли?
  • Как сделать найденные практические инструменты еще более легкими и одновременно глубокими?
  • Как усилить стройность, логичность и внутреннюю непротиворечивость подхода?
  • Как оптимизировать и развить НЛП в лучших традициях его самого?
  • Как направить все усилия профессионалов на целостную работу с личностью человека (а не с локальными симптомами)?
  • И т.д.

Как я уже упомянул, в своей частной практике консультирования я прошел уже 25-летний путь. Он берет свое начало от консультанта «новичка» к профессионалу и автору своих собственных технологий. Естественно, у меня возникает серьезный вопрос: что дальше?

Мои личные интересы все эти годы выходили за рамки НЛП, устремляясь в научную психологию, особенно в следующие ее области: общую психологию, педагогическую психологию, клиническую психологию и организационную психологию.

Также все это время меня интересовало моделирование в таких сферах, как искусство, обучение, психотерапия, бизнес. Накопленные знания и практический опыт в этих областях побуждают к творческому поиску принципиально иного уровня. Именно нахождению ответов на поставленные выше вопросы и посвящены мои усилия за все эти годы. По мере собственного развития, накопления знаний и опыта слабые стороны НЛП становились всё очевиднее. Хотя, к слову сказать, многие из них (например, туманно очерченная научность) можно отнести также и к другим направлениям практической психологии, что делает движение в данном направлении даже еще более важным. В какой-то момент своего профессионального пути главные задачи для себя я сформулировал так: как можно использовать все сильные стороны НЛП для решения имеющихся сложностей; как, имея опыт моделирования, посмотрев на самые авторитетные психологические подходы (клинические концепции личности) под фильтрами НЛП, спроектировать возможный вариант дальнейшего развития, операционализируя все лучшее, что там накоплено?

Решение хотя бы этих двух задач в значительной мере изменит имидж, эффективность и полноту подхода.

Если НЛП станет в полной мере научным трансдисциплинарным знанием, то им будет интересоваться более широкий круг специалистов! От этого очевидно выиграют все!

Проанализируем исходные позиции НЛП. Именно в них, возможно, кроется часть ответов на заданные вопросы.

Предметом НЛП всегда были отдельные стороны (паттерны) поведения и мышления людей. Отсюда отчасти — увлеченность локальным решением симптомов. С другой же стороны, решение чего-то более конкретного дает возможность практически решить, пусть маленькую трудность, но зато с очевидной ясностью и относительно быстрым хорошим результатом. В противовес этому в большинстве психологических концепций есть взгляд на личность в целом: на каких основаниях строится личность, в чем причина проблем людей, каковы методы их решения и т.д. Как известно, Фрейд предложил уже в те годы свою модель: три уровня «Я», согласованных с тремя типами сознания, что впоследствии стало основой его концепции личности.

А НЛП, к сожалению, пока еще не доросло до самостоятельной, стройной концепции личности. Правда, стоит заметить, что существующие клинические концепции личности в психологии довольно теоретичны, и многие из них не столь ориентированы на практику, слабо технологичны в сравнении с большинством разработок НЛП. В этом кроется его преимущество и основной успех.

Отчасти модель «Логические уровни» восполняет существующий пробел в работе с личностью в целом, но она не дает конкретных ответов на то, как работать с личностным своеобразием, личностными установками, индивидуальным укладом жизни и стратегией жизни. Ключевые вопросы остаются вне рамок работы специалистов.

В НЛП не ставится важнейший вопрос: почему одни люди «плывут по течению жизни», а другие сознательно строят свой жизненный путь? Разговоры про ответственность в формате «Спецификация целей» не дорастают до ответственности за построение человеком своей жизни в целом, а ответственность не связывается с уровнем самостоятельности (субъектности) человека. Вот почему даже после многих консультаций и тренингов НЛП отговорки и откладывания (прокрастинация) не исчезают у людей. И волевая регуляция крайне слабо меняется (либо не возрастает вовсе)! Уже пришедшие на консультации и обучение эффективные люди получают новые стратегии и благодаря своей самостоятельности и хорошо развитой воле становятся еще более успешными! А те, у кого такого уровня развитости рефлексивности, субъектности и волевой регуляции нет, лишь ставят «заплатки» на свои важнейшие системные жизненные проблемы.

«Психоанализ» НЛП в процессе консультирования сводится чаще всего к поиску мыслительного или поведенческого паттерна либо к анализу конкретной ситуации (например, конфликтной). А глубинный анализ закономерностей большего масштаба остается в стороне: не осознается то, как события прошлого предопределяют достигнутый уровень развития личностного своеобразия, влияют на полученные к настоящему моменту жизненные результаты и т.д. Высшие логические уровни — миссия, видение — во многом лишь декларируются. Они остаются такой же номинализацией для многих НЛП-специалистов, кстати, с которой само же НЛП было изначально призвано бороться (метамодель). Очень мало разработано практических инструментов, помогающих людям их найти конгруэнтно с имеющимся опытом организации своей жизни.

Пожалуй, стоит остановиться на еще одном важном обстоятельстве. Аналогов понятию «жизненный сценарий», например, как в концепции Эрика Берна, в НЛП отчетливо не разработано. Хотя, казалось бы, до понятия «Программа жизни» один шаг! В то время как в лучшей психологической мысли эти идеи возникли уже давно, еще начиная с ученика З. Фрейда А. Адлера, который, как известно, ввел термин «Стиль жизни». Затем этот вектор (значение целей жизни и будущего, смысл жизни, самоактуализация и т.д.) в зарубежной психологии был продолжен отдельной плеядой выдающихся психологов: Ш. Бюллером, А. Маслоу, К. Роджерсом, Г. Олпортом, В. Франклом и т.д., а если говорить про отечественную психологию — С.Л. Рубинштейном, В.Н. Дружининым и т.д.

Накоплено так много всего полезного и действительно важного! Я не вижу причин этого не замечать. Странно, что работы Г. Бэйтсона, Н. Хомского, субъективных бихевиористов и т.д. оказались востребованными в НЛП, а многое полезное в других концепциях не замечается: вроде не наша это область!

И еще одно важное практическое замечание. Работая со сложными симптомами, в качестве психотерапевта я давно понял, что в НЛП нет техник (как и в других школах психотерапии) для работы с «трудными симптомами»: анорексией, миастенией, депрессией и т.д. Специалисты либо вовсе не берутся помогать, либо вынуждены создавать сложную комбинацию из всего известного, занимаясь исследованием и творчеством (но таких немного). Генеративное НЛП, разработанное Р. Дилтсом (материалы нашего мастерского курса), лишь в некоторой мере восполняют эту брешь.

Мне удавалось добиваться значительного успеха в работе с подобными сложными симптомами, если я начинал исследовать то, как симптом связан со «способом жить» человека. Можно сказать, что вся моя практика подталкивала меня к мыслям в направлении «стиль жизни», «жизненный путь».

На мой взгляд, стоит также кратко обсудить и расширение видов консультирования, имеющихся в арсенале НЛП. Сейчас довольно распространен такой вид консультирования, как коучинг, в задачи которого входит помощь по достижению наивысшего потенциала. Он может в значительной мере решить вопрос акцентирования НЛП на психотерапии в сознании большинства людей.

С 1995 по 2005 годы, работая очень активно в Стокгольме (по 3 – 4 раза в году) для Скандинавского института НЛП, я впервые познакомился с коучингом. Мы в нашем «Центре НЛП в Образовании» сразу взяли этот вид консультирования в свою практику, не столько руководствуясь новыми технологиями (их там, по сути, не было), сколько идеей отделить терапию от консультирования по «житейским вопросам» и развитию «эффективных жизненных умений». Люди в те годы с настороженностью приходили на психологическое консультирование, путая его даже с психиатрической помощью, отождествляя психолога с врачом, а себя — с немного психически больным. Мне изначально хотелось помогать людям в построении карьеры, повышении эффективности в своей профессиональной деятельности, построении более успешной жизни в будущем. Оказалось, что для решения таких задач в нашем арсенале было не так много успешных системных инструментов. Это еще больше обнажило точки развития подхода. Мне приходилось 80% конкретных методик в коучинге моделировать и проектировать по ходу сессий или аккуратно, не напрямую, переносить успешный опыт от других клиентов из схожих случаев.

И снова опыт коучинга привел меня к потрясающе простому выводу: сложно помогать человеку существенно меняться, менять его жизнь без системного взгляда на то, как именно он живет!

В итоге я и многие мои коллеги были вынуждены выходить за рамки НЛП, разработанного целой группой людей во главе с Дж. Гриндером и Р. Бэндлером.

В когнитивной психологии существуют исследования, показывающие, что большинство специалистов, активно работающих более 10 000 часов в какой-либо области, закономерно становятся экспертами высокого уровня, часто создают что-то авторское. Мой опыт деятельности во всех перечисленных контекстах подбирается к 20 000 часам, значительная часть из которых — исследовательская, творческая и практическая деятельность.

Если подытожить сказанное, можно смело заявить, что решение сложностей НЛП, «трудных» задач клиентов и, конечно, реализация своих личностных интересов саморазвития (научных и прикладных) позволили мне построить собственный оригинальный Профессиональный Путь, который стал фундаментом моего личного жизненного Пути!

Все это вместе еще больше побудило меня думать о принципиально ином уровне и масштабе помощи людям: разработке авторской концепции «Развитие жизненного пути личности». Ее можно рассматривать как продолжение НЛП на самых высоких логических уровнях, попытку решить большую часть названных сложностей выше.

Вместе с тем разработанный подход является самостоятельным продуктом собственного творчества, претендует на новую концепцию в области клинической психологии.

Кратко остановимся на его описании, из которого легко просматривается, как в нем решаются многие обсуждаемые вопросы.

Авторский метод разработан в следующей структуре:

  • Цели метода.
  • Базовые понятия.
  • Принципы метода.
  • Механизмы изменений.
  • Закономерности изменений.
  • Модели.
  • Диагностические тесты.
  • Коучинговые вопросники.
  • Технологии изменений.
  • Техники.
  • Упражнения.
  • Общая структура психодинамики.
  • Требования к системе организации сессий.
  • Критерии эффективности.
  • Стили работы консультанта.

Его основные качества — научность, практичность, структурность, легкость и глубина изменений, высокая системность и скорость работы.

Концепция представлена двумя взаимопроникающими и одновременно самостоятельными авторскими технологиями оказания помощи людям:

  • «Коучинг жизненного пути личности».
  • «Терапия жизненного пути личности».

Коучинг жизненного пути представляет собой стройный, структурно выверенный набор инструментов, рассчитанный на систему консультационных сессий в течение года (два раза в месяц) – двух лет (раз в месяц).

В целом метод опирается на следующие базовые понятия и инструменты:

  • Жизненный путь.
  • Личностные установки о себе, мире и жизни.
  • Индивидуальные этапы жизни.
  • Классификация важнейших (поворотных) жизненных событий.
  • Каскад убеждений, обрамляющий установку.
  • Миссия этапа жизни.
  • Смысл жизни.
  • Значимое социальное окружение жизненного этапа.
  • Варианты жизни.
  • Основные контексты самореализации.
  • Авторский мир.
  • Стиль жизни (система ежедневных паттернов жизни).
  • «Воры жизни».
  • Конструкт личностного своеобразия, управляющий опытом.
  • Субъектные роли (как главный интегратор идентичности).
  • Основные жизненные препятствия.
  • Наивысший потенциал.
  • Орбита жизни.
  • Карта значимого социального окружения.
  • Доминирующий тип социальных отношений.
  • Социальная самореализация.
  • «Золотой стандарт жизни».
  • Жизненная эффективность.
  • Диагностика личностной уязвимости.
  • Основные жизненные препятствия для достижения наивысшего потенциала.
  • И т.д.

Прочитав этот далеко не полный перечень, можно легко заметить, что язык описания опыта человека (клиента) стал существенно иным. Именно исходя из особенностей работы в коучинге (быстро, легко и глубоко), изменились сами инструменты.

Основной принцип рассмотрения структуры опыта в методереципрокность.

Он означает, что все выбранные подструктуры (единицы описания опыта) взаимно обуславливают друг друга. Например, можно проследить то, как в поворотных событиях человека в его жизни проявляются субъектные роли, и то, как именно основная управляющая роль порождает определенный тип событий. Это позволяет еще более глубоко заглянуть в «матрицу» индивидуального опыта жизни и затем осуществить «перезагрузку».

В подходе разработаны специальные диагностические тесты, коучинговые вопросники, упражнения, модели, техники.

Тестовые методики разработаны с учетом особых требований, они носят конструктивный (в своей структуре содержат перечень компонентов, на которые можно влиять) и частично обучающий характер, представляют собой экспресс-диагностику. Например, пока клиент оценивает свой уровень субъектности, личностной уязвимости, стиля жизни и т.д., он многое понимает из того, что ему недостает и что будет полезно сделать. В качестве расхожего инсайта на коучинге звучат фразы: «стало понятно, какого именно типа самостоятельности мне не хватало в жизни», «теперь я знаю, каковы причины большинства моих жизненных трудностей» и т.д.

По мере обобщения практики системного консультирования на основе коучинга жизненного пути (в таком виде ей уже более 10 лет), были спроектированы специальные и универсальные авторские техники. Сейчас их разработано уже более тридцати. Они позволяют существенно изменить работу коуча и психотерапевта.

НЛП–профессионалов в коучинге жизненного пути ждет необычный сюрприз!

Большинство сложностей выявляемой личностной уязвимости клиента (комплексная диагностика) предлагается решать универсальными и при этом относительно легкими техниками, среди которых: «Трансформация личностных установок (пресуппозиций)», «Изменение намерения», «Трансформация неэффективного паттерна», «Преодоление препятствий при помощи трех типов ресурсов» и т.д. Их совокупность охватывает важнейшие логические уровни для получения глубоких изменений сравнительно быстро.

Все они относительно универсальны для решения многих жизненных сложностей людей. Например, «Трансформация неэффективного паттерна» разработана таким образом, что подходит для большинства симптомов: трудности совладания с собой, нехватка мотивации, постоянное откладывание и отговорки, лень, переедание и т.д.

Она является метастратегией, метафорично выражаясь общим шаблоном для изменения более частных паттернов. Она не только восполняет инструментальные «пустоты» логического уровня «способности», но и заменяет множество других техник.

Следует отдельно отметить, что таким образом работа консультанта становится во многом более глубокой и легкой. Набор техник относительно небольшой, поэтому нет сложностей с их выбором и им можно быстро научиться.

Отдельные универсальные техники описаны не только как алгоритмы, но и как кейсовые методики (содержат конкретные примеры), что улучшает качество их усвоения.

Логика построения сессий/изменений клиента строится в балансе интересов: решение текущих сложностей, мешающих эффективно жить, и проектирование нового способа жить (ежедневного, среднесрочного, стратегического) для осознания и достижения своего наивысшего потенциала, с последующей программой действий.

В подходе также разработан метод определения соотношения коучинг/психотерапия в работе консультанта для различных типов клиентов.

Базовый принцип изменений личностной уязвимости и основных препятствий в жизни человека строится в следующей закономерности: от изменения установок к трансформации ключевых неэффективных паттернов, завершая определением плана конкретных действий.

Предложены расширенные форматы работы с вторичными выгодами и экологической проверкой.

Для проектирования новых этапов жизненного пути и достижения наивысшего потенциала (в личной жизни, бизнесе, творчестве, образовании, развитии и т.д.) используются специальные простые техники, строящиеся вокруг модели «Ментальное пространство личности», которая состоит из четырех осей описания и изменения жизни человека (Модель «4D»). Системный сбор информации о личности и жизни осуществляется не по модели S.C.O.R.E., а по четырем осям ментального пространства. Благодаря всему этому возможности и сам стиль работы специалиста становятся принципиально другими!

Важно отметить, что технологически достигается особый «выигрыш-выигрыш» в отношениях клиента и консультанта.

Коуч получает бесценный материал моделирования жизненного пути своего клиента, который потом становится его особым багажом. Это эмерджентный тип сотрудничества с большой генерацией опыта в обе стороны!

Взаимодействие в коучинге становится четко очерченным, понятным, долгосрочным, ясным и с разделяемыми критериями достижения успеха (промежуточными и итоговыми). Согласитесь, не в каждой модели консультирования коуч может этим в реальности похвастаться! Чаще всего это тайна за семью печатями для клиента.

В коучинге жизненного пути инициативное участие клиента в выработке «индивидуального маршрута следования» — важная и обязательная часть технологии.

Это также в корне видоизменяет отношения клиента и консультанта, ответственность и инициативу (субъектность) обоих участников, а их партнерство становится совсем другого качества и более высокого уровня. При этом клиент, как правило, вдохновлен тем, что происходит в ходе работы.

Возрастает осведомленность клиента о том, что и зачем ему предлагают делать (в ближайшей и отдаленной перспективе).

Уже на первой встрече осуществляется не только системная диагностика, но и совместная выработка программы работы коуча и коучи!

В ходе консультирования специальным образом разворачивается вся жизнь человека, и, что особенно ценно, обнаруживаются уникальные уже найденные эффективные стратегии в различных ее контекстах, которые могут быть усилены и перенесены целенаправленно не только в другие сферы, но и на последующие этапы жизни. Это позволяет консультанту сканировать жизненную успешность человека. Справедливо и прямо противоположное — можно глубоко сканировать неуспешные стратегии и личностную уязвимость (индивидуальный ее профиль), без преодоления которой в жизни мало что существенно поменяется по-настоящему.

Таким образом, моделирование и проектирование постоянно используются как основной инструмент в процессе работы! Разве это не мечта НЛП-специалиста?

Осознанно и неявно клиент обучается рефлексии (множествам ее видов), структурному мышлению, проектированию и моделированию, а главное — самостоятельности. Эти метакомпетенции развиваются почти на каждой встрече.

В целом отличия НЛП-консультирования и коучинга жизненного пути отражает приведенная ниже таблица:

Таблица «Сравнение НЛП-консультирования и консультирования
на основе КЖП»

  НЛП-консультирование КЖП
Цель Развитие успешных паттернов мышления и поведения. Помощь клиенту в решении возникающих задач. Помощь человеку в развитии субъектности в отношении своего жизненного пути (позиция «автор жизни») и своей личности (достижение наивысшего уровня саморазвития).
Сущность метода Моделирование успешных паттернов мышления и поведения. Диагностика паттернов мышления и поведения симптома клиента с их последующим развитием (трансформацией). Обогащение паттернов жизненного пути человека и связанных с ним его личностных подструктур, социальной самореализации и самоосуществления в различных контекстах жизни.
История возникновения Моделирование успешных психотерапевтов. Психология жизненного пути, экзистенциальная психология, клинические концепции личности, НЛП, обобщение индивидуальной практики консультирования автора.
Базовые принципы метода Базовые пресуппозиции НЛП. Базовые пресуппозиции КЖП и базовые пресуппозиции НЛП.
Распределение ответственности в консультировании Консультант — за технологии и процесс, клиент — за содержание и активность. Консультант — за технологии и осознание способа изменений, клиент — за активность, содержание, реализацию способа.
Метод решения сложностей клиента Диагностика логического уровня сложности симптома и поиск решений на более высоком логическом уровне. Модель «4D».

Расширенная модель верхних логических уровней.

Работа на всех логических уровнях с акцентом на жизненный путь, роль, установки (сверху вниз).

Структура консультационной сессии Модель S.C.O.R.E. Модель «4D».
Сбор информации Модель S.C.O.R.E., генеративное пространство НЛП. Модель «Три типа индивида», модель «4D», описание паттернов.
Причина сложностей клиента В усвоенных паттернах мышления и поведения. Следствие усвоенного способа жить.
Работа с одиночным симптомом в техниках Готовые техники для сложностей, конструирование техники под клиента на основе имеющихся приемов работы. Проектирование интервенции на основе Модели «4D».
Источник создания техник Модель, существующий паттерн с последующей доработкой.

Проектирование на основе контрастного анализа «симптом – желаемый результат».

Модель «4D». Проектирование из структуры симптома на основе реверсивного принципа «Поиск антипода» («выворачивание наизнанку симптома»).
Работа с комплексным симптомом Понимание комплексного симптома как сложного образования (сложности на разных логических уровнях и в разнообразных контекстах), комбинации ряда симптомов.

Комбинация техник, проектирование интервенции на основе готовых техник (приемов работы).

Понимание комплексного симптома как следствия «стиля жизни, способа жить».

Исследование макро- и микростиля жизни, проектирование системы интервенций на основе моделей «Три типа индивида», «4D».

Тщательный анализ и подробные комментарии этой таблицы осуществляется на тренинге «Коучинг жизненного пути (часть вторая)».

Я намеренно написал эту статью на уровне проявления личностного знания и собственной оценки происходящего в НЛП, с учетом моего пути в нем и надеждой на то, что профессионалам будет над чем поразмышлять; с верой в то, что эти строки, возможно, побудят моих учеников и коллег к самостоятельным поискам ответов на поставленные вопросы!

Многие выпускники, возвращаясь в наш Центр спустя десятилетия, задают один и тот же вопрос: а есть ли что-то интересное, новое, продвинутое для нас (мы же уже всему обучились)? Спасибо, что спрашивали! Думаю, что теперь вы знаете ответ!

В ближайший август всех интересующихся новым подходом я приглашаю на 7-дневный тренинг «Коучинг жизненного пути (часть первая)». Он уже в открытом виде проходил трижды, вызвав настоящий фурор аудитории (и искушенных в НЛП, и новичков)! В аудитории и в наших умах было приятно тесно!

Вторая часть тренинга посвящена коучам — «передаче ключей» от секретов работы метода и всех технологий в их заботливые руки на вечное пользование.

В настоящий момент я работаю над новой книгой на эту тему, и надеюсь, что при такой вашей поддержке она не заставит себя долго ждать. В целом обе части тренинга содержат около 200 страниц раздаточного материала.

В заключении я выражаю особую признательность моему постоянному другу и партнеру Александру Герасимову, всем участникам команды Центра разных лет, студентам и клиентам, моим учителям Энни Энтус, Роберту Дилтсу (его отношение к НЛП является для меня примером), всем зарубежным тренерам, посещавшим наш Центр, авторам НЛП и всем тем, кто меня поддерживал и интересовался моей деятельностью!

Без всех вас я не смог бы сделать себе такой замечательный подарок к собственному юбилею — описать свой опыт и разработать авторский метод!

Оставляю открытым наш диалог со всеми вами, а статью окончательно завершаю моими любимыми девизами: «Качество — вещь беспредельная, поэтому всегда есть куда расти нам всем!» и «Если смог один, значит, могут и другие»!

А.А. Плигин,
доктор психологических наук

« Вернуться назад

Комментарии

Один комментарий на «“Можно ли создать что-то более эффективное, чем НЛП?”»

  1. Леонид Тимошенко:

    Произошел сбой в базе и все комментарии к статье исчезли.

    Андрей Плигин прокомментировал один отзыв, дублируем:

    Спасибо, Юлия, за то, что Вы нашли время познакомиться с моей статьёй. Есть несколько замечаний к вашему отзыву. Их стоит воспринимать как некоторые пояснения к моей позиции, но не как критику на ваш комментарий.

    Вы пишите:
    «Стал понятен подход ваших выпускников к обучению на курсах «НЛП-Практик»».

    Статья никак не раскрывает подхода преподавания нашего Центра к обучению на курсе «НЛП-Практик». У нее даже не было такой цели. Это отдельный разговор; сейчас разработан четвёртый дизайн данного курса. Каждый их предыдущих версий существенно отличались друг от друга.

    Вы пишите:
    «Наверное, это не слабая сторона НЛП (про терапевтическую направленность), а слабая сторона преподаваемых курсов , и, если тренер не просто преподает НЛП, а его использует для себя и учащихся, то перестроить программу под запрос — это первое, что должно прийти в голову».

    Это вопрос, который нуждается в достаточно большом пояснении. Если очень кратко. Авторы НЛП не заботились о том, чтобы представить своё изобретение в виде чёткой, категориальной, выстроенной, непротиворечивой структуры знания, как это принято в других областях. Можно было бы сказать, что с парадигмальным (разделяемым всеми специалистами) знанием в НЛП есть проблемы. Например, в химии есть знания, которые являются общими: периодический закон, периодическая система, классы химических соединений. Химические знания, например, накапливаются в научных исследованиях, публикуются в специальных научных изданиях и книгах, а затем в учебных пособиях, становясь нормой для их передачи. Таким образом, обучение химии строится на парадигмальном знании, как и в других областях. В НЛП ничего подобного нет. И нет гарантии, что одни и те же знания разными специалистами понимаются одинаково. Исторически функции такого разделяемого знания выполняет стандарт обучения, принятый для курсов «НЛП-Практик» и «НЛП-Мастер». Книги по НЛП являются по большей части публицистическими и не претендуют на ясную кристаллизацию накапливаемого знания в данной области. Поэтому обсуждаемая выше проблема относится к самому НЛП (так сложилось), а не к процессу обучения. Обратите внимание на причину и следствие. Как раз наши тренеры обучают в нескольких контекстах: личностные изменения (терапия), бизнес, творчество и т.д. Но не изучать десяток, по сути, терапевтических техник будет неправильно, пока существует хотя бы этот стандарт! Конечно, речь идет о двух вопросах: о построении разделяемого знания в НЛП и развитии стандартов обучения.

    Вы пишите:
    «»Ограниченность в работе с симптомами высокого уровня» — это вы точно про НЛП?»

    Да, если вы специально внимательно прочитаете статью, то там речь идет о более высоких уровнях (не имеются в виду только логические уровни Р. Дилтса): намерение, личностное своеобразие, образ жизни, вариант жизни, стиль жизни, жизненные события, этапы жизни, жизненный путь и т.д. Да, системно и операционально с этим в НЛП не работают. Качественных и глубоких техник на эту тему нет.

    Вы пишите:
    «Предполагаете КЖП сработает? и т.д. и т.д.»

    Да, я это проверил в своей практике в течение последних 15-ти лет. Именно эффективность данных инструментов вдохновило меня на создание самостоятельного метода психологической помощи, который одновременно можно метафорично воспринимать как «НЛП 4-го поколения».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *