...

Мнение Андрея Плигина о II Всероссийском Фестивале НЛП, часть 2

– Сколько всего НЛПеров есть в России?

– Один только наш «Центр НЛП в Образовании» выпустил около 10 000 НЛП-практиков. Многие другие Центры тоже внесли в это свой вклад, особенно за последнее время. Думаю, что всего НЛПеров в России более 30 000 человек.

 

– Есть ли смысл в том, чтобы НЛПеры периодически встречались и обменивались опытом? Может быть, не надо этого делать?

– Я когда-то сомневался, ехать ли мне в Скандинавию вести свой мастерский курс. Или лететь в какой-нибудь российский город. Иногда мне требуется приложить усилия для того, чтобы себя замотивировать, т.к. очень много времени я провожу в поездках. Раньше, когда я путешествовал, мне нравилась сама дорога — самолет, поезд. Когда переездов в жизни становится слишком много, то иногда хочется просто побыть дома. Я все больше и больше убеждаюсь, что когда ты себя замотивировал и поехал, то у проекта практически всегда бывают очень интересные последствия. Правда, это зависит, прежде всего, от самого человека: насколько он открыт к новому и нацелен на результат.

При контакте с другими мы всегда раскрываем свой внутренний мир, свои ценности, жизненные планы и интересы, хотим мы этого или нет. Вокруг нас очень много интересных людей. Наш «Центр НЛП в Образовании» изначально построен на принципах командности. Таких в мире немного. В одном Центре 16 человек, в другом — 12. Нашей визитной карточкой всегда было парное или командное ведение тренингов.

Я обожаю семинары на 120 – 200 – 250 человек с просторной аудиторией, 4 микрофонами, когда тренеры все время говорят на 4 голоса из разных точек пространства. Этого сложно добиться в одиночку.

Мне не нравятся тусовки, когда туристы приезжают без цели, без обучения, просто побыть под солнцем десять дней. Даже если я поеду к морю, чтобы плавать и лежать на пляже, то у меня обязательно будет своя компания. Я возьму с собой интересное видео, буду что-нибудь писать, моделировать, время будет проходить ресурсно и весело. А представляете, какой может быть уникальный отдых в кругу таких интересных, звездных людей, как НЛПеры! Какое количество интересных проектов можно сделать! Сколько возможностей для партнерских взаимоотношений!

На Байкале, во время нашей части тренинговой программы, касающейся моделирования Шемякина, была одна семейная пара бизнесменов из Ульяновска. Сейчас они начинают новый бизнес, и, посмотрев фильм о Шемякине, они сравнили новый бизнес со старым и поняли, что можно улучшить. На тот момент их бизнес немного пробуксовывал, поэтому они провели мозговой штурм, благодаря которому нашли много замечательных идей о том, что надо изменить в новом деле и какие подходы пересмотреть.

 

– В чем плюс того, что можно поехать на Фестиваль всей семьей?

– Мы всегда стараемся составить семинар так, чтобы он имел более широкие рамки. На Байкале Наиля Салихова подошла и сказала: «Большое спасибо вам с Сашей, что вы сделали семинар, с одной стороны, на мастерском уровне, а с другой — на доступном для всех языке. Наша дочь Альбина живет в НЛПерской семье и учится в школе, ей было очень интересно вместе с нами смотреть документальный фильм и выявлять стратегии Шемякина». Мы так спланировали упражнения, чтобы любой человек, независимо от уровня знания НЛП, мог получить от нашего тренинга пользу. Я очень благодарен Наиле за эту обратную связь. Фестиваль — это семейный, очень богатый и культурный контекст.

Открывая для себя стратегию творчества Михаила Шемякина, участники тренинга смогли прикоснуться к гениальности и применить это к своему бизнесу, творчеству или ведению семинаров. Многие осознали что-то важное. В моделировании можно найти образцы совершенства, структуру и технологию достижения цели. Это заражает успехом! Конечно, в таком семинаре интересно принять участие! Мы что-то подобное планируем сделать с программой лидерства на Фестивале в 2009 году.

 

 Что сказал твой сын о Фестивале на Байкале?

– Когда мой сын приехал с Байкала, первое, что он сделал, зашел в Интернет в социальную сеть «В контакте» и выложил там свои фотографии, где он бегает босиком по углям. Трое суток мой сын говорил только об этом. Было столько гордости, эмоций, восторга. Он не ожидал, что Байкал такой холодный, что в него можно нырнуть. Ему понравилось наше путешествие на катере. Много расспрашивал про разных людей: «А это кто? А откуда ты этих людей знаешь?»

 

 А ты вспоминаешь про Байкал?

– У меня на столе лежит несколько фотографий, сделанных во время Фестиваля. Я с удовольствием еду на следующий Фестиваль, потому что люблю Санкт-Петербург. Если Байкал для меня был удивителен тем, что я ехал туда в первый раз в жизни, то Питер потрясающе красив во все времена года…

 

 Имеет ли значение, с кем и в какой компании ехать?

– Я ни разу в жизни не был в Питере в НЛПерской компании. Разница — в атмосфере! Я люблю людей, которые интегрированы в НЛП. Обычно это такие люди, которые либо уже успешны в чем-то, либо нацелены на достижение какого-либо результата. Они оптимистичные, многие из них — с метапрограммой «различие на новое».

 

 А если человек уже когда-то был в Санкт-Петербурге?

– У людей с метапрограммой «различие на новое» есть очень интересное качество. Даже входя в одну и ту же реку, они никогда не входят в нее дважды. Как в той притче про учителя, который взял банку, положил туда крупные камни, спросил: «Банка полная?» Ученики сказали: «Да». Тогда он взял песок, наполнил, спросил: «Можно туда еще что-то поместить?» Ученики сказали: «Нет». И тогда он налил туда воды. После этого учитель спросил: «А можно ли еще как-то наполнить сосуд?» Ученики ничего не ответили. Эта всем известная мудрость, очевидно, демонстрирует, что мы всегда можем наполнить свой опыт, только важно знать, чем, с кем, когда и как. Фестиваль — это потрясающее место для этого.

 

 А может ли быть какой-то синергетический эффект для НЛП от проведения подобных Фестивалей?

Я уверен, что может быть. У меня всегда после общения с большим количеством людей рождаются оригинальные проекты. Я когда-то не хотел ехать в Стокгольм вести мастерский курс. После 3 – 4 поездок туда у меня даже какой-то скепсис появился. И все равно каждый раз, когда приезжаешь, встречаешь уникального человека. Я мечтал послушать раньше ранние кассеты Джона Гриндера. Это — разрешенная вещь, не для продажи, а для использования в рамках Центра НЛП. В Стокгольме мы с коллегами обменялись рядом пленок, которые невозможно купить. Даже ради этого стоило ехать!

Я человек, который очень жадно исследует гениальность других людей. Из Стокгольма я привез видеопленки Энтони Роббинса. В то время добыть их было чрезвычайно сложно. Мне не все нравится, что он делает, но я люблю восторгаться. Меня поразила скорость его речи и невербальная коммуникация, и это был колоссальный ресурс для меня в то время. Я поехал в Швецию и встретил представителей завода Volvo, благодаря которым впоследствии состоялся обучающий проект. Для Швеции Volvo— странообразующая компания, которая вносит значительный вклад в бюджет всей страны.

 

То есть наш Фестиваль может принести какие-то дивиденды?

– Я в этом уверен. Но если Вы на это настроены, если Вы ищете. Кто ищет — тот всегда находит. Но нужно знать, где искать. Некоторые люди ищут ключи, как пьяный из анекдота: не там, где они были потеряны, а у фонаря, потому что там светлее. Я намекаю на уникальный ресурс тех участников, которые будут на Фестивале: знакомьтесь с ними, ищите совместную выгоду. Не всегда можно линейно спрогнозировать, какое знакомство, событие, тренинг даст Вам результаты, а какое нет.

Для меня совершенно очевидна такая метафора. Когда идешь в лес по грибы и ягоды, бывает, что приходишь на поляну, а там не только земляника, но еще и малина, и другие ягоды. Уникальны такие люди, которые умеют находить подобные поляны в 2 – 3 раза быстрее, чем все остальные. Фестиваль может быть такой уникальной, ресурсной, изобильной поляной.

 

На этот фестиваль едут люди, которые профессионально занимаются подбором кадров — HR-ы. Что они могут найти для себя?

– На Фестивале будет очень много потенциальных кандидатов для трудоустройства и работодателей одновременно. Еще там будут новички, которые могут очень активно участвовать в любой фокус-группе, в любом эксперименте. Можно апробировать новую методику или найти единомышленников, работающих в той же сфере, которые уже преуспели. Все зависит от Вашей настроенности на получение множественного результата, от Ваших ожиданий и личной активности.

Лично я никогда не занимаю выжидательную позицию — не жду, что мне «всё сделают». Я разработал свою идею «богатого контекста». Если я не могу найти 5 выгод от проекта, то я его не делаю. На Земле есть точки пространства разной ресурсности. Мы можем управлять ресурсностью для самих себя.

 

– Есть ли смысл взять с собой на Фестиваль друзей, собрать группу?

– Когда-то мы, 10 человек из России, поехали на Миллениум НЛП в Санта-Круз. Там были лучшие НЛПеры из разных стран. В чем была польза от того, что мы поехали группой? Хорошо зная друг друга, мы заранее спланировали, кто, как и чем будет больше интересоваться. Например, один из нас взял автомобиль напрокат, и мы смогли потом на нем ездить. Объединение ресурсов всегда полезно. По вечерам мы собирались вместе за чашкой чая и рассказывали друг другу о тех вечерних мастерских, которые посетили.

Санта-Круз — это потрясающе красивое место с необыкновенными деревьями красного цвета на берегу Тихого океана. Каждый участник нашей группы ходил на разные секции, а потом по вечерам делал творческий отчет. Для меня как организатора это было важно, потому что потом становилось понятно, с кем имеет смысл пообщаться.

Кстати, именно так мы открыли Майкла Холла. Мы с ним познакомились на LeadershipProjectтремя годами раньше. Тогда нас из России приехало всего трое: я, Константин Коваленок и Виктор Варнаков. Но мы тоже обменивались материалами и сверяли наши карты. Даже работы Джудит Делозье и Роберта Дилтса каждый прилагал к своему опыту по-разному. Мы довольно много дискутировали с Костей Коваленком относительно стиля ведения тренинга Робертом Дилтсом и о том, куда движется сообщество НЛП.

Разговор между профессионалами помогает углубить понимание того, что происходит. Когда ты приезжаешь с группой, то можешь проживать то, что будет происходить на тренинге, на более качественном уровне. Организаторы и тренеры, безусловно, будут вести то, что было запланировано, но когда Вы на мероприятии не один, то может возникнуть резонанс — многократное усиление отдачи, превосходящее то, что получил бы каждый в отдельности.

На LeadershipProject я встретил более 100 человек, о которых много слышал: Стива Гиллигена, Майкла Холла, Сьюзи Смит, Тима Холлбома, Джозефа О’Коннора и др. Я встретился с голландцами, и спустя 5 лет они пригласили меня на семинар «Путь Героя» Роберта Дилтса и Стива Гиллигена. Именно там я познакомился с Майклом Холлом и затем привез его в Россию.

Я записал на диктофон интервью со множеством разных известных НЛПеров и нашел ответы на десятки вопросов, которые меня в то время волновали, например, как были открыты ключи глазного доступа. Тогда же мы познакомились с Питером Шютцем. На следующий день он подарил мне толстовку с эмблемой своего института и пригласил к себе в гости. Кто бы мог подумать — на 20-летие Центра НЛПт меня и мою жену пригласили в качестве почетных гостей! Мое главное пожелание к людям: задумайтесь, найдите для себя 4 – 5 целей, выберите активную позицию и действуйте!

 

А в чем польза для руководителя Центра НЛП привезти на Фестиваль свою команду?

– Можно сплотить команду, обсудить происходящее, сходить на разные секции и решить множество задач, которые всегда есть внутри команды. Можно спросить совета у более опытных тренеров и вообще за одно мероприятие достичь множества разных целей.

 

А есть вероятность того, что на Фестивале в 300 человек кто-то, увидев выступление тренеров команды, потом пойдет учиться в этот Центр?

– Ты знаешь, это ведь даже не самое главное. Понятно, что некоторые организаторы повезут свои группы, чтобы себя показать, чтобы из соседних регионов люди узнали об их Центре. Иногда люди даже не подозревают, что НЛП есть не только в крупных городах, а оказывается, и рядом с ними. В России велико влияние пословицы: «Нет пророка в своем отечестве». Бывает, что человек из Мурманска или Риги даже не знает, что у него в городе есть Центр НЛП, который хорошо работает.

Каждый по-разному выбирает тренера. У того, кто уже много лет в НЛП, есть одно понимание, что это такое, свой уровень мастерства, наработанный годами. У начинающего тренера — другое. Но даже у начинающего тренера можно учиться, и очень многому. Все когда-то были новичками. Главное, чтобы тренер хорошо понимал, что и как он делает. Иногда для того, чтобы учиться, не надо ехать за тридевять земель. Оказывается, что даже рядом с тобой есть такое место, где можно учиться, причем качественно и хорошо. Некоторые из участников наших конференций по НЛП рассказывали, что только там они узнали о том, что и у них в городе НЛП, оказывается, уже успешно развивается.

Мы периодически проводим конференции в нашем Центре. Они отчасти напоминают Фестиваль, только у него возможности шире, потому что дней больше и атмосфера немного другая. Участники иногда видят выступление какого-то специалиста из своего города и говорят: «А я и не думал, что он такой интересный, зажигательный, многое знает и умеет. Я про него слышал. Кто-то говорил мне что-то скептическое. А я его сейчас увидел и понял, что он интересный и открытый человек!»

 

 В чем польза от выступления на конференции с докладом?

– А в чем польза от придумывания интересных идей, новых проектов, моделирования? Джефферсон когда-то сказал: «Если у меня есть 10$, а у Вас 5$, то если мы обменяемся этими бумажками, то у Вас станет 10$, а у меня 5$, и ничего не произошло. А если у меня есть идея, и у Вас есть идея, то, когда мы обменяемся идеями, у каждого станет по 2 идеи».

 

– Андрей, скажи, а ты не боишься объединяться во время Фестиваля с представителями разных Центров на одной тренинговой площадке? Некоторые руководители Центров НЛП говорили мне, что опасаются, что если люди поедут из регионов на Фестиваль, у них может не хватить денег на какую-то другую программу, тренинг?

– Подобных разговоров вокруг разных проектов я слышал много. Мы ведь не объединяемся Центрами — мы создаем объединенную ресурсную территорию НЛП. У нас есть разделяемые всеми стандарты, мастерский и тренерский курс. За 5 лет, используя накопленный опыт, образовалось сообщество из 5 Центров НЛП — наш Центр, Институт НЛП, НЛП-Факультет, Питерский и Казанский Центры. В рамках этого объединения мы договорились, что тренеров будет готовить «Центр НЛП в Образовании».

Мы делаем общие дела, программы и создаем общие стандарты. Что же касается таких серьезных событий, как Фестиваль, то мне кажется, что ты говоришь, скорее, о размышлениях начинающих организаторов или лидера юного Центра НЛП, что, к сожалению, обычно является показателем незрелости. Если тренер начинает бояться, что студенты уйдут от него куда-нибудь еще или что у людей мало денег, и они не придут и не заплатят за его программу, это, как правило, издержки начала пути некоторых ведущих, и то не всех.

Мы всегда открыто сотрудничали с теми, кто близок нам по духу. Много сделали для того, чтобы НЛПеры объединялись. «Вестник НЛП» бесплатно издавали сначала в бумажном виде, потом — в электронном. Привозили лучших международных тренеров, иногда при этом некоторые проекты были на грани окупаемости или даже ниже нее.

Финансовая сторона нас в этом интересовала меньше всего. Наш девиз — если подобные программы из нашей Миссии — распространение и развитие НЛП — проходят хотя бы на грани окупаемости, мы всегда найдем то, зачем мы в них участвуем. НЛПер всегда сможет себя финансово поддержать. Это странный вопрос для профессионала.

Я, наоборот, уверен, что это небольшие издержки начала пути. Те, кто последовал за руководителем Центра НЛП из региона, видят, что их лидер интегрирован в НЛПерское сообщество. Они видят, как он ведет себя, как общается, какие у него ценности. Это показатель Лидера, его зрелости. Тут не надо ничего бояться — можно просто участвовать.

 

– А вот реально ли человеку заработать за полгода 30 000 рублей, если ему очень сильно хочется на Фестиваль? Некоторые люди хотят сэкономить, например, на проживании…

– Этот вопрос может задать тот, кто работает в бюджетной организации, например, медсестрой в поликлинике или учителем в школе. Насколько я знаю, если не говорить о пенсионерах, молодежь часто работает одновременно на 2 – 3 работах. Сегодня никто на 3000 рублей в месяц из активно работающего населения не живет. Поэтому заработать 30 000 рублей можно (при желании).

 

– А как это запланировать? Многие россияне не мыслят такими категориями, как на полгода вперед.

– Те, кто реально хотят участвовать, найдут способы, как это запланировать. Я сам слышал отзывы людей про Байкал, про поездку, про работу других тренеров. Многим очень понравилось все, что там происходило. Они до сих пор встречаются, пишут письма и продолжают общение. Уверен, что многие приедут. Все зависит от значимости цели. Если человек нашел, зачем ему это надо, если понял, осознал, что это может быть действительно уникальным путешествием, интересным проектом, то мечты сбываются.

 

 – Существует мнение, что российское НЛП вторично, что все НЛП приходит только с Запада. Как ты считаешь?

– Я не оценщик, кто лучше, кто хуже. Могу сказать, что, объехав много разных Центров НЛП и приглашая сюда довольно много иностранцев, я понял, что наше НЛП довольно качественное. В России много ярких НЛПеров, которые ведут за собой сообщество. От того, как люди могут вместе объединяться, зависит и результат. Я не люблю делить НЛП на российское и зарубежное.

 

– Первый шаг к тому, чтобы стать «звездой» НЛП, на Фестивале сделать можно?

– Александр Розенбаум когда-то сказал: «Звезд много, а хороших актеров нет». У нас огромное количество «звезд», которые, как бабочки-однодневки, появились на эстраде и погасли, хотя денег в раскрутку было вложено много. А дорога к результату — это Путь. Можно моделировать и при этом создавать что-то свое. Российское НЛП готово к тому, чтобы вносить свой вклад в мировое НЛП, как минимум, за счет проектов моделирования в разных областях.

Почти все используют техники, которые были открыты Джоном Гриндером, Ричардом Бэндлером и другими. Многие просто являются пользователями, но мало кто является разработчиком. Мы прошли довольно интересный путь, и есть много хороших специалистов, которые могут развивать НЛП, создавая свои собственные продукты.

Один из важных эффектов Фестиваля заключается в том, что участники встречаются и оценивают авторские проекты, новинки. Основная идея именно в этом. Когда мои коллеги рассказывают, что разработали на основе НЛП, мне очень приятно. Фестиваль — особенное профессиональное объединение, мы можем вдохновлять друг друга разными идеями проектов моделирования. Кроме того, Фестиваль — это возможность обогатить уникальность каждого, и наоборот — за счет уникальности каждого развивается и само НЛП. Я желаю Фестивалю пройти этой уникальной тропой!

« Вернуться назад

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *