...

Мета-модель: новая редакция.

Наношу пользу, причиняю добро и подвергаю ласке…


Предисловие.


Мета-модель – это один из самых мощных инструментов НЛП. Но при этом практики НЛП зачастую предпочитают ею пользоваться минимально. Почему? А уж больно она сложная – набор из 13 правил (постепенно сократившийся до 6, но и этого «как-то много»). Да и часто не совсем понятно, когда и по какому поводу её стоит применять.


Поэтому нам захотелось посмотреть, можно ли сделать описание мета-модели более простым и понятным. В результате получилась, как нам кажется, довольно стройное и логичное описание, которое может оказаться достаточно полезным.


От моделирования к конструированию.


Модели можно описывать и как наборы паттернов, и как правила создания паттернов. В последнем случае получаются уже «конструкторы», которые позволяют уже создавать модели «инженерным» способом, под задачу. В этой статье приведён пример описания мета-модели как правила создания паттернов.


Для нашей модели мы выделили способы воздействия и элементы сообщения, к которым это воздействие прилагается, на их основе построили первую матрицу, содержащую всевозможные варианты нарушения «правильности», и соответствующую ей вторую – содержащую варианты восстановления «правильности».


В роли способов воздействия у нас выступают исключение (удаление), обобщение и искажение.




  • Тут мы воспользовались традиционным делением, но в принципе все это — некие оттенки, характеризующие единый процесс переработки информации, то есть любую обработку информации можно назвать ее искажением. Искажения в сторону уменьшения информации приводят к ее утере, исключению, а искажения в сторону укрупнения – к обобщениям.


А в роли элементов сообщения — субъект, действие (предикат) и объект.




  • В принципе, для описания мета-модели можно было бы взять за основу и предикатную схему, в которой главной частью сообщения является предикат, а остальные члены сообщения достраиваются исходя из возможных для него валентностей (валентность — способность слова сочетаться в тексте с другой языковой единицей, прежде всего с другим словом).




Мета-модель: новая редакция. рис. 1



На наш взгляд, в данном случае, конструкция получалась бы более сложной.

По аналогичной схеме (различные способы воздействия на элементы «конструкции») мы можем простроить модели на уровне правил (конструкторы), например для:

  • раскруток;

  • пресуппозиций;

  • Милтон-модели.


Карта, территория и прочее.




«Каждый из нас создает некоторую репрезентацию мира, в котором мы все живем. То есть все мы создаем для себя карту или модель, которой пользуемся для порожде­ния собственного поведения. В значительной степени именно наша репрезентация мира задает наш будущий опыт в этом мире: то, как именно мы воспринимаем этот мир, с какими выборами сталкиваемся в своей жизни».


Джон Гриндер, Ричард Бэндлер «Структура магии»


Уровни карты.


Карты бывают разных уровней. Карта нижнего уровня –сенсорный опыт – это «запись» всего, что прошло через сенсорные фильтры. Сюда входит то, что мы видим и слышим, а также чувствуем, т.е. тактильные и мышечные ощущения. Мы не можем как-то редактировать содержание этого уровня, новые записи добавляются туда без контроля сознания, естественным образом. Этой информации много, она подробна, но пользоваться ею неудобно. Информация с этого уровня может быть доступна нам, когда мы находимся в трансе.


Карта более высокого уровня – структурированный опыт – это информация, отобранная как наиболее важная, и уже обработанная: не только факты, но и оценки, убеждения, мнения, размышления и прочее. Этот уровень доступен для редактирования и изменения. Структурированный опыт – то, чем мы пользуемся постоянно.


Карта верхнего уровня – вербальное описание опыта – это словесное описание структурированного опыта.


Такое выстраивание карт напоминает создание документального фильма. Люди ходят и разговаривают, флаги полощутся, солнце светит, вертолёты летают – это территория. Всё происходящее записывается на камеру – это сенсорный опыт. Потом из всего объёма записей выбираются определённые эпизоды, что-то обрабатывается на компьютере, добавляется музыка и голос диктора – этоструктурированный опыт. А вот рассказ об этом фильме – это уже вербальное описание опыта.


На каждом уровне информация упаковывается, и её становится всё меньше. Обратите внимание, что карта следующего уровня описывает карту предыдущего, которая для неё является территорией.


Очевидно, что карта нужна в первую очередь для того, чтобы было легче ориентироваться на территории. Как только человек забывает об этом, как только перестают работать процессы построения карт снизу вверх, и появляется обратный процесс – перестройка нижнего уровня карты под верхний – вот тут и начинаются проблемы.


Карта – это не территория!


Наше словесное описание не является сенсорным представлением!


Наши оценки не являются воспоминаниями!


Воспоминания о событиях не являются самими событиями!


Мета-модель: новая редакция.


Мета-состояния.


Вы можете подумать, например, о пирожке с мясом? Замечательно. А теперь вы можете как-то определить своё отношение к этому пирожку: «я хочу съесть этот пирожок», «он мне безразличен», «мне противно даже думать о пирожках», и т.д. После этого вы можете как-то отнестись к вашему отношению к пирожку: «это естественно – хотеть съесть пирожок с мясом», «это хорошо, что мне противно даже думать о мясе», «полезно безразлично относиться к еде».


Вы можете неким образом оценивать какую-либо вещь, но при этом можете оценить и само отношение к этой вещи. Например, вы можете испытывать страх по отношению к паукам, и в то же время смеяться над этим страхом. И чувствовать гордость от того, что вы смеётесь над собственным страхом. Или вы можете верить, что всё в конце концов будет хорошо. И положительно оценивать эту веру.


Мета-состояние – это состояние «по отношению» к другому состоянию. В приведенном выше примере хорошее отношение к тому, что вам противно думать о мясе, смех над страхом, гордость за смех, положительная оценка веры – это всё мета-состояния. Оценка оценки. Мысли по поводу мыслей.


Мета-модель: новая редакция.


 




«Это модель рефлексивного сознания, которая расширяет модель НЛП, продвигая ее на следующий уровень. Модель мета-состояний в точности раскрывает процесс того, как мы, наши мысли и чувства, отображаются в нашем сознании, создавая более высокие уровни мыслей и чувств, уровней сознания. Таким образом, обращаясь в работе нашего сознания к своим мысля и чувствам, мыслям относительно своих мыслей, чувствам, относящимся к нашим чувствам, мы создаем в своем сознании и теле состояния относительно других состояний, или Мета-состояния. Начальные состояния … включают в себя первичные эмоции (страх, злость, счастье, расслабленность, напряжение, удовольствие, боль и т.д.) и мысли, направленные вовне, в окружающий мир. Мета-состояния, наоборот, включают в себя напластования мыслей и чувств более высокого порядка (уровня), относящиеся к нашим состояниям, к нашему опыту, концепциям. Когда мы боимся своего страха, испытываем злость за свою злость, чувствуем стыд из-за своего смущения, счастье от обучения и т.д. – мы переходим на более высокую рамку восприятия, в область мета-состояния. Мета-состояния относятся к референтным рамкам более высокого порядка, которые мы устанавливаем и используем для создания более стабильных структур (убеждений, ценностей, понимания и т.д.)».



Майкл Холл


Способы «сжатия».


Есть несколько процессов, при помощи которых можно «сжать» информацию: исключение (удаление), обобщение и искажение.


Если вы читаете сейчас эту статью, вы, скорее всего, не слышите гудения компьютера и не обращаете внимания на ощущения в вашей правой ноге. Вы удалили эту информацию. И точно так же, если вы сейчас начали «причувствоваться» к вашей правой ноге, вы, скорее всего, перестали читать. Это первый способ создания карты – удаление лишней информации.


Кроме этого, мы можем обобщать. Обратив внимание на несколько событий или характерных признаков, сделать общий вывод: — Дома компьютер гудит, на работе компьютер тоже гудит, — все компьютеры гудят.


И последнее. Искажение. Вы можете посмотреть на смайлик :о) и увидеть лицо. Хотя если вы подойдёте к зеркалу и посмотрите на своё лицо, там вы не увидите чёрных кривулек, кружочков и точек.


Эти три процесса помогают нам «сжать» информацию так, чтобы ею можно было достаточно удобно пользоваться.


Глубинная и поверхностная структуры.




«Процессы, посредством которых люди обедняют собст­венную репрезентацию мира, совпадают с теми процесса­ми, посредством которых они обедняют выражение своей репрезентации мира».


Джон Гриндер, Ричард Бэндлер «Структура магии «


Напомним два термина: глубинная и поверхностная структуры. Майкл Холл определяет их, так: «полная внутренняя репрезентация (переживание) того, что мы пытаемся сообщить, называется «глубинной структурой«. Большая часть глубинной структуры не осознаваема – некоторая её часть располагается на уровнях предшествующих словам, некоторая –за пределами того, что можно описать словами. … Произносимые нами слова и предложения мы называем «поверхностной структурой.«


Когда мы говорим – мы опять, в очередной раз, «сжимаем» информацию, просто потому что при помощи языка невозможно полностью передать наши внутренние представления. Поверхностная Структура является описанием Глубинной Структуры (ГС), то есть является её «картой». Понятно, что в процессе «сжатия» описание Глубинной Структуры иногда настолько искажается, что может очень сильно ввести в заблуждение как других людей, так и самого говорящего.


Мета-модель.


Мета-модель.


Мета-моделью называется любая модель, которая описывает другую модель (приставка мета- обозначает находящийся вне, за пределами, сверх). В данной статье мета-моделью мы будем называть мета-модель языка, и для ее обозначения будем употреблять аббревиатуру ММ.


Мета-модель языка (ММ) содержит в себе:



  • описание «правильной» лингвистической структуры;

  • критерии нарушения мета-модели;

  • варианты реакций на нарушения.

Нарушение мета-модели.


Мета-модель языка даёт представление о том, что такое семантически правильное высказывание. Соответственно, если человек говорит, нарушая эти правила, то говорят о нарушении семантической правильности мета-модели. Мы для краткости будем называть это просто нарушением мета-модели.


Использование мета-модели.


Если мы ставим целью максимально точно узнать карту Клиента, то мета-модель будет работать в первую очередь как модель сбора информации. Знание мета-модели помогает заметить наиболее важные нарушения в описании карты, а также задать вопросы, при помощи которых Клиент может описать свою ГС более точно, пользуясь не жестами, интонациями и т.п., а словами.


Иногда Клиент с большим трудом может объяснить, в чем состоит его проблема, и зачастую дело не только в скудном словарном запасе. Глубинная структура Клиента сама по себе может быть сильно обеднена.


В таких случаях ответы на многие ММ-вопросы Клиент не может дать, основываясь только на структурированном опыте, а точнее, на его «верхнем слое», которым он обычно пользуется в повседневной жизни. Он вынужден обратиться к сенсорному уровню опыта для получения дополнительной информации. Если Клиент добирается до лежащего в памяти сенсорного опыта, то у него появляетсявозможность его переоценить и, соответственно, перерисовать карту, сделав её более эффективной.


Когда мы слышим изменения в речи клиента, это предположительно означает, что скорее всего произошло изменение не только Поверхностной, но и Глубинной структуры. Впрочем, однозначных утверждений, изменили мы ГС или только прояснили ее, делать не стоит, т.к. не всегда можно по ПС судить, какая ГС стоит за ней. И тем не менее некоторые изменения ПС невозможны без соответствующих изменений на более глубоком уровне. В том и состоит мощь мета-модели, что помогая Клиенту восстановить правильность и полноту формулировок, Оператор тем самым с большой долей вероятности способствует изменению его карты. Если же нет, или внесённых изменений недостаточно – на этот случай как раз и существуют разнообразнейшие техники НЛП.


Таким образом можно подытожить, что мета-модель в первую очередь является моделью сбора информации.


Если же мы ставим целью помочь Клиенту перестроить его карту, то мета-модель можно использовать и как метод терапевтической интервенции. В таком случае Глубинным Структурам, отражающим ситуацию, предстоят изменения, и «правильность» ПС с точки зрения мета-модели будет служить индикатором их полноценности.


Классические описания мета-модели.


По Фрэнку Пьюслику и Байрону Льюису способов нарушить Мета-модель 8 (12), у Андрея Плигина и Александра Герасимова таких способов 6, у Джозефа О’Коннора и Майкла Холла их по 13.



  • К сожалению, у Бендлера с Гриндером описание мета-модели аккуратно «размазано» по всему первому тому «Структуры магии». Первое описание мета-модели в виде привычной таблицы было сделано Робертом Дилтсом в 1975 году.

  • Майкл Холл ещё больше расширяет мета-модель и добавляет 9 новых пунктов. В результате получается аж 22 паттерна.

  • Для использования в управлении и бизнесе Гриндером и МакМастером была предложена модель точности: от мета-модели оставили 5 пунктов (референтные индексы, неопределённые глаголы, кванторы общности, сравнения с умолчанием, модальные операторы) и добавили несколько дополнительных инструментов: фреймы (рамки) результата, «как если бы» и обратного отслеживания.

В этой таблице мы попытались сопоставить предлагаемые паттерны мета-модели. Учтите, что некоторые паттерны у разных авторов согласуются только частично, как, например, неопределенные референтные индексы и опущения у Дилтса и неконкретные существительные и местоимения у Плигина и Герасимова.





























































































































Р. Дилтс

Ф. Пьюслик
Б.Льюис

А. Плигин
А. Герасимов

Дж. О’Коннор

М. Холл


опущения неспецифический референтный индекс неконкретные существительные и местоимения простые удаления простые опущения Опущена важная информация.
— Поди и сделай это.
— Это важно.
неопределённые референтные индексы стёртый референтный индекс
неопределённый индекс ссылки неопределённые референтные индексы: неспецифичные существительные и глаголы Отсутствует сообщение о человеке, предмете или отношении.
— Окно было сломано.
— Вову обидели.
обобщённый референтный индекс неконкретные существительные и местоимения
Неспецифическое существительное или местоимение.
— Люди обижаются.
— Они великолепны.
неконкретные глаголы Глагол описывает неконкретный или неспецифический процесс:
понимать, знать, уважать, научиться.
— Я понимаю ваше волнение.
неспецифичные глаголы неспецифические глаголы неконкретные глаголы
номинализации номинализации номинализации номинализации номинализации Представление непрерывных процессов как законченных:
счастье, любовь, возможность, опыт, общение, бег.
— Счастья не может не быть.
модальные операторы модальные операторы возможности модальные операторы модальные операторы возможности модальные операторы Принцип образа действий на основе возможностей.
Я не могу расслабиться.
— Это невозможно сделать быстро
модальные операторы необходимости модальные операторы необходимости Принцип образа действий на основе законов и обязанностей.
Я должен успеть вовремя.
— Вам следует подумать.
кванторы общности кванторы общности кванторы общности универсальности кванторы общности Набор слов, при помощи которых делается универсальное обобщение.все, всегда, вечно, никогда, везде, никто, каждый.
— Вечно ты опаздываешь!
утраченный перформатив потерянный перформатив
суждения утраченный перформатив Высказывание оценочного суждения, без сообщения о его авторе (источнике).
— Это правильно.
— Никому не следует судить остальных.
чтение мыслей чтение мыслей
чтение мыслей чтение мыслей Предположение, что мы обладаем способностью знать мысли, мотивы, намерения другого человека без прямого сообщения с его стороны.
— Я знаю, что это его не волнует.
причинно-следственные отношения причина и следствие
причина — следствие причинно-следственные отношения Предположение, что некое действие одного человека может заставить другого человека испытать какое-либо чувство.
— Ты заставляешь меня страдать.
комплексный эквивалент

сложные эквиваленты комплексный эквивалент Приписывание поведению значения на основе наблюдаемых признаков, не имея прямых подтверждений от другого человека.
— Ты не подарил мне цветы — ты больше не любишь меня!


сравнение с умолчанием сравнения сравнительные и преувеличивающие опущения (неопределённые отношения) Человек совершает сравнение, но опускает стандарт, с которым их сравнивает.
— Он лучше.



предположения пресуппозиции Концептуальные допущения, которые должны быть истинными для того, чтобы высказывание было истинным.
— Завтра вы узнаете ещё больше.

обратный референтный индекс


Говорящий, как бы принимает действие глагола, но не выполняет никакого действия, выраженного глаголом.
— Никто не заботится обо мне.
— Он для меня не хорош.




неопределённые процессы: прилагательные, модифицирующие существительные Опущен процесс (и, следовательно, структура) прилагательных.
— Мне не нравятся непонятные люди.
— Печальное письмо удивило меня.




неопределённые процессы: наречия, модифицирующие глаголы Процесс опущен, а его результат овеществляется посредством слова, обозначающего состояние.
— Она медленно начала плакать.
— Как печально, что ты забыл позвонить мне.




  • Скорее всего некоторые «разночтения» (например «потерянный перформатив» — «утраченный перформатив») возникли из-за разницы в переводах терминов.



МОДЕЛЬ СДО.


Если кто-то кое-где у нас порой
честно жить не хочет

Песня.


Зачастую студенты курса НЛП-Практик делают стандартную ошибку, воспринимая Мета-модель как набор стандартных вопросов, которые нужно время от времени задавать клиенту. Разучи вопросы и пользуйся на здоровье! Но при таком подходе у студента естественно возникает вопрос: а зачем этим пользоваться? Во-первых, некоторые клиенты почему-то неадекватно воспринимают эти вопросы, злятся и не хотят продолжать терапию! Во-вторых, зачем заучивать 13 (9, 6) типов нарушений, если и без Мета-модели с клиентом все понятно (а если непонятно, то можно и шестишаговый рефрейминг сделать, там без подробностей)? В-третьих, некоторые паттерны мета-модели пересекаются, и ещё нужно понять, на что реагировать. По нашим наблюдениям, НЛП-практики в реальности пользуются только 3-5 паттернами.




  • Наверно, самыми любимыми или понятными. Может, они собственные нарушения ММ считают нормой?


В классическом варианте вопросы являются реакцией на ошибки, то есть на нарушения Мета-модели, таким образом работа с ММ прописана процедурно. (Если слышишь …, спроси…, и узнаешь, что имел в виду клиент). В результате поведение НЛПеров иногда напоминает реакцию собачки Павлова. Например, вне зависимости от контекста и содержания, на фразу: «Мы должны это сделать», — следует немедленная вопрос: «Кому должны?»


А если попробовать иной процесс – представить некую «правильную» форму высказывания, которая соответствует ММ клиента?


Нарушения правильности ММ.


Виды нарушения правильности ММ.


При «сжатии» информации может нарушаться семантическая правильность мета-модели. Мы будем говорить об:


опущении (X), в том случае, если какой-то элемент отсутствует (т.е. на этом месте «пусто»);


обобщении (&), в том случае, если элемент указывает на весь класс без исключений («все люди»);


искажении (~), в том случае, если информации об элементе недостаточно для того, чтобы вполне однозначно его определить.


Соответственно, процессы «обратные»:



  • опущению – восстановление утраченной информации;

  • обобщению – поиск исключений;

  • искажению – конкретизация.

Восстановление утраченной информации.


Когда какой-то кусок информации в сообщении клиента явно отсутствует, оператору нужно восстановить его. Например, выяснить кто произвёл действие, или на кого было действие направлено.


— Окно разбили.
— Кто же это сделал?


— Готово!
— Что готово?


— Я в магазин.
— Ты туда поедешь или пойдёшь пешком?


Поиск исключений.


Если из речи человека следует, что «нет исключения из правила», нам нужно проверить, так ли это.



  • У данного правила действительно может не быть исключений. Например:
    — У меня совсем нет родственников.
    — Что, совсем, совсем? Даже тёти в Саратове или двоюродного племянника в Екатеринбурге?
    — Да. Я последний в роду. Не осталось даже самых дальних родственников. Революция, война…

Найти исключения можно разными способами.


Оператор может сам предложить человеку возможные исключения:
— Когда вы спите, вы тоже думаете о работе?


Он может предложить ему поискать исключения самостоятельно:
— Вы можете вспомнить ситуацию, когда это было не так?


Он может усилить обобщение – словами, интонацией, жестами – чтобы вызвать у клиента противоположную реакцию:
— Всё совершенно невозможно плохо!!!?


И т.д.


Конкретизация.


Конкретизация как уточнение значения слова.


Слово или фраза могут иметь несколько смысловых значений в заданном контексте. Оператору нужно понять, какое из них имеет в виду клиент, а не подставлять спонтанно значение из своей карты.


Например, «не могу» может обозначать:



  • отсутствие физической возможности;

  • недостаточный навык;

  • моральный запрет;

  • отсутствие желания;

  • убеждение, что он «не в праве»;

  • страх;


Конкретизация как уточнение класса.


Когда мы говорим «кошка», «машина», «учитель» – мы сообщаем о классе, группе.




  • Говоря о действии, мы тоже сообщаем о поведении с общими характеристиками: «жевать», «думать», «видеть», «рассуждать». И хотя употребление слова «класс» по отношению к действию не совсем корректно, но принципы конкретизации будут общими как для объектов, так и для действий.

Для того, чтобы более чётко соотнести наше представление о данном классе с представлением другого человека нам нужно выяснить:

  • какой набор отношений, представлений стоит за понятием этого класса;

  • критерии отнесения к классу.

— Моя сестра мучительница.
— Что значит «мучительница»?
— Почему вы решили, что она «мучительница»? Кого и как именно она мучает?


Конкретизация как уточнение индекса.


Оператору нужно получить достаточно информации для того чтобы понять, о ком и чём конкретно идёт речь. Если человек говорит о «стуле», то для более однозначного понимания, о каком именно стуле он говорит, нам понадобится уточнить информацию.


– Это был старый, рассохшийся стул, с одной сломанной ножкой. Он стоял в гостиной, у стены напротив окна, спинкой к стене – иначе падал.




  • Все эти «характеристики» стула: «старый, рассохшийся, с одной сломанной ножкой, стоящий в гостиной, у стены напротив окна» в классическом описании ММ называются референтными индексами (сам «стул» является референтом).


При описании действия нужно выяснить: что именно субъект делает, каким образом, когда, где, в каком порядке и т.д.


Вряд ли можно говорить о «предельном уровне конкретизации» – конкретизировать можно бесконечно, описывая всё новые и новые детали. Оператор собирает такое количество информации, чтобы он с высокой долей вероятности мог считать, что его представление о данном предмете максимально близко к представлению клиента (насколько это имеет смысл в заданном контексте).


«Правильная» структура минимального сообщения.


Мы предполагаем, что существует минимальный «блок» передаваемой информации: минимальное сообщение.


Любое сообщение можно представить в виде набора «минимальных сообщений».


«Полное» минимальное сообщение должно содержать в себе информацию об:



  • Субъекте (обозначается как SSubject)

  • Действии (обозначается как PPredicat)

  • Объекте (обозначается как OObject)



  • Здесь термин «действие» используется вместо грамматического термина «предикат» в связи с тем, что в НЛП под «предикатом» обычно понимают слова, указывающие на канал восприятия. Обозначать же мы будем так, как принято в грамматике: P (predicat).


Субъект (S) – главное действующее лицо, отвечает на вопрос: «Кто делает?».


К нему будут относится соответствующие референтные индексы.


Действие (P) — процесс, отношение, отвечает на вопрос: «Что делает?». Сюда же относятся характеристики действия (в зависимости от контекста):



  • где это делают;

  • когда начинают и когда заканчивают;

  • куда (двигается, едет, идёт, летит);

  • как быстро или как медленно это делают;

  • как долго это делают;

  • и т.д.

Объект (O) — предмет или лицо, над кем/чем действие производится или на которое направлено действие.


К нему будут относится соответствующие референтные индексы.


В виде объекта может выступать и сам субъект: — Я причесался (Я причесал себя).




  • В случае, когда действие выражено непереходным глаголом и описывает состояние, не являющееся оценочным (мета-) состоянием, отсутствие объекта в минимальном сообщении может не считаться нарушением правильности мета-модели. Например: «я спал».


«Сложные» сообщения


В одном сложном предложении может содержаться несколько сообщений:


«Они ненавидят, потому что я хочу рассказать всю правду».













S


P


Ox


Они


ненавидят,


—-


потому что













S


P


O


я


хочу рассказать


всю правду


















S P O
S          P          O
S                P               O

Тот, который стоял у витрины,


повернулся и посмотрел


на автомобиль, стоящий у обочины




  • В последнем примере придаточные предложения, объясняющие субъект и объект, являются сложносоставными референтными индексами.




«Если мы хотим, говоря о предмете (например, стуле) добиться того, чтобы наша репрезентация слова «стул» и репрезентация нашего партнёра по коммуникации совпали, мы добавим этой референции (стул) «референтный индекс» — «этот стул», «деревянный стул», «стул, который стоит в комнате 212 на втором этаже». В приведённых примерах слова «этот», «деревянный», «который стоит в комнате…» как раз и являются референтными индексами. Дело в том, что не существует какого-то абсолютного количества референтных индексов. В зависимости от контекста и от реакции собеседника мы будем добавлять ещё и ещё индексов, чтобы убедиться, что нас правильно поняли».



Евгений Матвеев.





Сложные предложения могут образовываться путем связывания.


Связывание – это предположение о том, что события зависят друг от друга.




  • Есть ли связь между событиями или нет, мы однозначно сказать не можем. Мы просто наблюдаем за тем, что происходит, и можем предположить, что есть какая-то связь. Например, типичное связывание – калибровка. Мы делаем предположение о том, что «вот эти» внешние признаки соответствуют «вот этому» состоянию.


Связывание может строиться либо по принципу «причина-следствие»: «А приводит к В» (А=>В); либо по принципу комплексного эквивалента: «А – это то же самое, что В» (А=В).


«Причина-следствие» – это когда считается, что одно событие является причиной второго. […]=>[…]


— Иванов сегодня опоздал, потому что он проспал.
Если будешь ходить в холод без шапки, то простудишься.


Комплексный эквивалент — это когда считается, что А и Б – одно и то же. […]=[…]


— Опоздание на работу – это нарушение корпоративной этики.
— Убил бобра – спас дерево.


Просто наличие связывания (без разделения на «виды») мы будем обозначать «+«: […]+[…].


Восстановление правильности ММ в минимальном сообщении.


Нарушения правильности ММ в минимальном сообщении наиболее очевидны и просты для описания. Мы можем задать параметры «правильного» минимального сообщения, и, если высказывание этим параметрам не соответствует, мы говорим о «нарушении ММ».


Типичные реакции на нарушения ММ в минимальном сообщении.



























х & ~
S
Субъект
Кто это делает? Есть ли кто-то, кто не делает этого? Кто конкретно это делает?
P
Действие/
х-ки действия


Что он делает?

Что с ним происходит?
Всегда/везде ли это происходит?

Как именно это происходит?

Где, когда … делают это?
O
Объект
С кем/чем это делают? Со всеми/всем ли делают это? На кого/что конкретно направлено действие?

Опущение, утрата (Х).


Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
(А. Блок)


Утеряны (опущены) объект, субъект или действие.


Утрата субъекта. Sx


— Окно разбили. (стёртый референтный индекс)
Кто разбил окно?


Утрата действия. Px


— Я теперь с деньгами.
— И что Вы с ними делаете?


Утрата объекта. Ox


— Я люблю! (стёртый референтный индекс)
Кого ты любишь?


— Петя умнее! (сравнение с умолчанием)
— Умнее чем кто?


Обобщение (&).


Всего на всех не хватит. Потому что всех много, а всего мало.




Из речи человека следует, что сообщение относится ко всем представителям класса. Характерный признак обобщения – это наличие слов: все, всё, всегда, вечно, всюду, никогда, нигде, никто, полностью, совершенно, абсолютно.


Обобщение субъекта. S&


Все меня обижают (квантор общности).
Встречались ли вам люди, которые не обижали вас?


Никто не знает, куда делись деньги! (квантор общности).
— Даже тот, кто их взял?


Обобщение действия. P&


— Я полностью занят на работе.
— У вас нет ни минутки свободного времени?


— Она везде ходит за мной! (квантор общности)
Везде, везде!? Даже в туалет?


Обобщение объекта. O&


— Я никого не боюсь. (квантор общности)
Есть ли люди, которых вы всё-таки боитесь?


Искажение (~).


Моей душе покоя нет,
Весь день я жду кого-то.
(Р. Бернс)




Информации недостаточно, для того, чтобы вполне однозначно определить субъект, объект или действие.


Искажение субъекта. S~


Они обидели меня. (неопределённый референтный индекс)
Кто конкретно вас обидел?


Богачи правят миром. (неопределённый референтный индекс)
Кого именно вы называете богачами?


Искажение действия. P~


— Она одобрила меня. (неконкретный глагол).
Как именно она вас одобрила?


Искажение объекта. O~


— Я не доверяю мужчинам. (неопределённый референтный индекс)
— Кому конкретно Вы не доверяете?


Определение идентичности O~.




Ты был в зоологическом саду?


Был.


Видел льва?


Это с хоботом?


Нет, это слон, лев не такой.


А, с двумя горбами.


Да нет же! С гривой!


А-а! Да, да, с гривой, такой с клювом.


Какой там с клювом! С клыками.


Ну да, с клыками и с крыльями.


Нет, это не лев.


(Д. Хармс)





субъект действия (часто с дополнительной смысловой добавкой обычности, профессиональности и т.п.) выражается суффиксами «имен деятеля» (nomina agentis) —тель (строитель), —ец (гребец, продавец, беглец), —чик/-щик (летчик, танцовщик), —ник (работник, защитник), —ун (плясун, бегун), —ач (ткач, трубач), —ок (игрок), —арь (пекарь) и др. То же значение выражают суффиксы субстантивированных активных причастий —щ(ий) и прилагательных —н(ый) (телеведущий, учащийся). Некоторые субъектные имена способны выражать особо тонкие видовые отличия: так, субъект однократного поступка (спаситель) отличается от субъекта постоянной деятельности (спасатель); субъект актуальной ситуации (всадник) отличается от субъекта повторяющейся ситуации (наездник); субъект преходящего состояния (пьяный) отличается от субъекта постоянного свойства (пьяница) и т.п.



Н.С. Валгина «Современный русский язык»








Когда мы говорим, что:
— Иванов – дурак.
— Этот мужчина – преподаватель.
— Мой сын – отличник.
Мы сообщаем о принадлежность данного человека к группе, классу, типу; то есть определяем его идентичность.


Соответственно нам нужно прояснить:



  • какой набор отношений, представлений стоит за понятием этого класса;

  • критерии отнесения к классу (при этом желательно выяснить полный «список» критериев и, по возможности, описать их достаточно сенсорно).

— Петров – обманщик.
— Кто такие «обманщики»?
— На основании чего вы решили, что Петров – «обманщик»? Кого и как он обманывает?



  • Поводом для интервенции может послужить то, что в сообщении об идентичности:
    а) субъекта причислили к некоему классу несмотря на то, что удовлетворены не все критерии отнесения (например, только два из трех);
    б) использование таких критериев для отнесения к данному классу спорно с точки зрения оператора.



Номинализации. S~P~O~


Перед эксплуатацией детского белья предусмотреть его предварительную стирку.
Памятка ЗАО «Красная заря».




Номинализации – это описание процесса при помощи имени существительного: любовь, дружба, восторг, ходьба, опоздание, нападение.


Номинализации нарушают структуру высказывания.


Если процесс описан номинализацией, он будет находиться не на месте действия, а на месте субъекта или объекта.





















S P O
P S
Я вчера опоздал на работу < = > У меня вчера было опоздание на работу.

Это приводит, например, к тому, что объект становится референтным индексом номинализации и понижается в значимости. Менее важная информация теряется с большей легкостью. В результате мы можем вообще утратить исходную информацию об объекте, участвующем в процессе, и тем самым расширить контекст и увеличить уровень обобщения.


— Петя обжирается печеньем.
— У Пети обжорство.


Таким образом действие превращается в понятие, чья функция по определению «выделение общего, которое достигается посредством отвлечения от всех особенностей отдельных предметов данного класса» (См. [21]).


Номинализации диссоциируют от процесса.


Собственно, именно диссоциация в большинстве случаев «ставится в вину» номинализациям. Диссоциировавшись от процесса, человек теряет возможность управлять им. Но при этом он может снизить интенсивность переживаний и более взвешенно оценить происходящее.


Для восстановления правильности ММ номинализацию нужно выразить при помощи глагола и, если надо, определить субъект и/или объект:


— Я чувствую раздражение. (номинализация)
— Что или кто вас раздражает?



  • Нужно понимать, что когда мы принудительно переводим номинализацию в глагол, мы заставляем Клиента ассоциироваться в ситуацию. Во многих случаях это может быть не слишком полезным. К тому же, «деноминализация» не всегда может дать дополнительную полезную информацию. Сравните:
    — Я разговаривал с Ольгой Петровной о завтрашнем совещании.
    — У меня был разговор с Ольгой Петровной о завтрашнем совещании.
    На наш взгляд, превращать номинализацию в глагол стоит в тех случаях, когда это может дать дополнительную полезную информацию, или нужно восстановить контроль Клиента за ситуацией. Попытка же превращения всех без разбору номинализаций в речи Клиента в глаголы вряд ли оправдана.


«Правильная» структура суждения.


Далее нам хотелось бы рассмотреть более сложные конструкции – суждения.


В данной статье мы используем термин «суждение» не в его традиционном, логическом понимании («суждение – умственный акт, выражающий отношение говорящего к содержанию высказываемой мысли посредством утверждения модальности сказанного …» или «суждение — форма мысли, в которой утверждается или отрицается что-либо относительно предметов и явлений, их свойств, связей и отношений и которая обладает свойством выражать истину, либо ложь»), а скорее в бытовом, где оно является синонимом слов «мнение», «соображения», «взгляд».


Понятно, что практически любое сообщение является суждением. Но фраза: «Мне показалось, что на улице светает», — менее категорична, чем утверждение: «На улице светает». Она содержит в себе оттенок субъективности. Собственно, такое высказывание можно разделить на две части: сообщение об отношении к утверждению и само утверждение.


Я верю, что справлюсь с этим заданием.
Люди считают, что эта марка лучше.
Мне нельзя и думать о том, чтобы бросить работу.
Естественно, я выслушаю тебя.


Слова считаю, естественно, нравится. нельзя и т.д. сообщают об определённых мета-состояниях «по отношению» к утверждению.


Мета-рамки.


«Я знаю, что ты знаешь, что я знаю».
Название фильма.


Мета-рамка мнения – вербальное сообщение об мета-состояниях, относящихся к утверждению, и о том, кто именно эти состояния испытывает.


На уровне ГС мета-состояния всегда присутствуют для любого утверждения, но не всегда осознаются, и тем более вербализируются. Если мета-рамка выражается невербально, она может быть неверно истолкована собеседником.


Во многих случаях получение информации о мета-состояниях будет крайне важно. В зависимости от мета-рамки может совершенно меняться смысл сообщения.


— Я приду завтра. (Мета-рамки нет)


Или:


Я сомневаюсь, что приду завтра.
Я уверен, что приду завтра.
Думаю, я приду завтра.


Определяя мета-рамку, мы можем выяснить, например, верит ли человек в то, что добьется успеха, или сомневается в этом, или же это вообще для него не важно. А определив – зная, как устроен этот механизм, – можем при необходимости изменить, ослабить или усилить соответствующее мета-состояние Клиента. Манипулирование мета-рамками может дать очень мощный и эффективный инструмент для коммуникации и терапии.


Структура мета-рамки мнения.


Мета-рамка мнения содержит в себе информацию об авторе мнения и о форме мнения.


Автор мнения, как понятно из названия, это тот, кто это мнение породил. (Автор мнения соответствует субъекту в минимальном сообщении, будет обозначаться как Sm).


Форма мнения – сообщение о мета-состоянии по отношению к утверждению (Форма мнения соответствует действию в минимальном сообщении, будет обозначаться Pm).


Само утверждение находится на месте объекта, будет обозначаться прямыми скобками […]


 


Мета-модель: новая редакция.


Я люблю, когда цветут вишни.
— Люди, естественно, придут.
Правда, он немного ошибся.


Виды формы мнения.

Форма мнения характеризуется несколькими параметрами. Среди них есть обязательные :

  • время,

  • активность/пассивность состояния,

и возможные:



  • модальность/канал движения информации (получена от органов чувств, из памяти, находится в процессе обработки);

  • эмоциональная окраска/оценка,

  • логическая модальность.
Можно выделить следующие группы рамок логической модальности.

  • Бытийные рамки/границы: возможность, случайность, невозможность, необходимость.


В пассивном состоянии автора превращаются соответственно в позволение, попущение, запрет и принуждение.


  • Потенциальные рамки/границы: способности в активном состоянии соответствует право в пассивном.

  • Познавательные рамки/границы: предположение, сомнение, непостижимость, уверенность. Определяют достоверность информации.






























модальность/канал движения информации


эмоциональная окраска/оценка


логическая модальность


познавательные рамки/границы:


потенциальные рамки/границы


бытийные рамки/границы:

получено от органов чувств, из памяти, находится в процессе обработки.
важность одобрение желание страх и т.п. предположение, сомнение, непостижимость, уверенность способность,
право
возможность, случайность, невозможность, необходимость, позволение, попущение, запрет, принуждение.
видел
слышу
чувствую
понимаю
узнал
помнится
осознал
знаю
запомню
(не) забуду
восхищен
счастлив
удивлён
раздражён
обижен
ужас
восторг
злюсь
(не) хочу
(не) желаю
(не) нравится
(не) согласен
(не) приятно
(не) хорошо
(не) плохо
(не) важно
по-видимому
кажется
наверное
точно
знаю
действительно
конечно
разумеется
убеждён
(не) верю
(не) знаю
(не) считаю
(не) сомневаюсь
(не) уверен
предполагаю
достоверно
(не) могу
(не) смогу
(не) способен
(не) умею
(не) разрешено
(не) имею право
(не) в праве
(не) достоин
можно
нельзя
(не) будет
(не) может быть
(не) естественно
(не) возможно
(не) обязательно
безусловно
маловероятно
(не) запрещаю
(не) должен
(не) обязан
необходимо
заставить
побудить
вызвать
вынудить



  • В этой таблице учтена активность или пассивность автора мнения при обработке информации, но не учтено время. Следует помнить, что время – тоже значимая рамка, и следует проверять ее соответствие остальным.


Форма мнения может содержать в себе несколько типов отношений:


— Для меня важно быть уверенным, что вы придёте завтра вовремя.
— Мне не может понравиться, когда вы говорите со мной таким тоном.
— Я не хочу знать, что было месяц назад.


Такая конструкция формы мнения сообщает о наложении разных мета-состояний.


«Правильная» структура суждения.


Мета-рамка может относится как к утверждению, так и к цепочке утверждений или связанным утверждениям.


Мне нравится, что вы больны не мной.


Sm Pm[S P O]


— Я знаю, что она придёт сегодня домой, сядет за стол, выпьет чаю.


Sm Pm [[SPO],[SPO],[SPO]]


Я верю, что если я буду бережно относиться к вещам, то они прослужат долго.


Sm Pm[[SPO]+[SPO]]


Мета-рамки могут быть «вложенными» (т.е сообщать о мета-состояниях по отношению к другим мета-состояниям):


Мне не нравится ваша вера в то, что вы не можете справиться с этой ситуацией.


Sm Pm [Sm Pm [Sm Pm [PO]]]


В полной структуре суждения мета-рамка существует как для каждого утверждения, так и для связывания.


Так как любое связывание – это только предположение, а не факт, в «правильной» структуре суждения к нему (связыванию) должна быть мета-рамка:




— Я верю, что если человек занимается спортом, то он проживёт долго.


SmPm[[…]+[…]]


Но мета-рамка может быть определена и для каждого утверждения, входящего в суждение.



  • То есть если человек например сообщает, что из А следует Б (А => Б), то должна существовать мета-рамка для утверждения А, мета-рамка для утверждения Б и мета-рамка для связывания:
    — Я предполагаю, что А.
    — Я убеждён, что Б.
    — Я считаю, что из убеждения Б следует предположение А .
    SmPm[SmPm[А] => SmPm[Б]]

В речи, когда мета-рамка стоит перед системой утверждений, остальные мета-рамки как бы «теряются» или «уравниваются».


— Я уверен, раз она придёт завтра, то придёт и послезавтра.


Если его «разложить», получатся три сообщения:


— Я уверен, что она придёт завтра.
— Я уверен, что она придёт послезавтра.
— Я уверен, что из того, что она придёт завтра, следует, что она придет и послезавтра.


При этом получается, что мета-состояние для каждого из трёх сообщений вроде как одно и то же.






Итак, для того, чтобы иметь полное представление о суждении, у нас должны быть:



  • полная формулировка всех утверждений, т.е. каждое утверждение должно соответствовать модели правильности для минимальных сообщений;

  • полная формулировка мета-рамки мнения для каждого утверждения;

  • связь между утверждениями (если есть связывание);

  • полная формулировка мета-рамки мнения для связывания.

В большинстве случаев вербализация всех мета-состояний крайне затруднительно и при этом зачастую не даёт дополнительной полезной информации. Поэтому оператор сам решает, в каком случае выяснение этой информации будет для него достаточно ценным.


Восстановление правильности ММ в суждении.


Рассуждать о «правильности» суждения не совсем корректно, т.к. любое мнение имеет право на существование. Для диагностики суждений, как «полезных» или «вредных» для клиента, следует исследовать карту клиента, уточняя контекст, проверяя экологию и т.д. Нам видится вполне возможным выделить некие типичные признаки, сообщающие о необходимости исследования карты, что дает возможность пользоваться формальными индикаторами, встречаемыми в речи, без углубления в смысл сказанного. В суждении индикатором может служить не только несоответствие утверждения «правильной» форме минимального сообщения, но и связывание и мета-рамка, как сами по себе, так и рассмотренные в совокупности.


Основные реакции на нарушения ММ в суждении не будут принципиально отличаться от реакции для минимального сообщения: потерянное – вернуть, искаженное – уточнить, для обобщения найти исключения. Отличия в том, какую именно информацию мы будем добывать из карты клиента. Мы разберем наиболее интересные с нашей точки зрения примеры, скорее, для того, чтобы показать общий принцип действия, чем пытаясь задать «набор паттернов».


Мета-рамки.


Люди постоянно испытывают мета-состояния, но в некоторых ситуациях имеет смысл их вербализовать, а в некоторых – не очень. В большинстве случаев задача исследования мета-рамки – дать возможность человеку разобраться в своих оценочных суждениях.


Часть нарушений ММ в мета-рамке мнения аналогично нарушениям «правильности» минимального сообщения.


Потеря автора мнения. SmxPm[]


Известно, что Петров ворует. (потерянный перформатив)
— Кому это известно?


Потеря утверждения. SmPm […]x


— Я верю.
— Во что вы верите?


Иван Петрович знает.
— Что именно знает Иван Петрович?


Потеря мета-рамки в суждении. SmxPmx […]


По умолчанию, если мета-рамка в суждении не озвучена, утверждение воспринимается как истинное и возможное, как сообщение о наблюдаемом факте (понятно, что это факт для внутреннего мира Клиента):
– Я встал в 7.30. Выпил кофе. На улице шёл дождь. Я всё делаю правильно.


«Потеряв» мета-рамку, утверждение становится фактом, истиной во внутренним мире. Таким же, как и тот дождь за окном, который шел вчера утром.
— Сергеев – идиот.
— Инопланетяне скоро высадятся.
— Завтра будет дождь.
Задача: восстановить мета-рамку, превратить утверждение в суждение.


— Футбол лучше чем хоккей. (потерянный перформатив)
— Кто так считает? Вы с этим согласны?


Искажение автора мнения. Sm~Pm […]


Люди знают, что…
— Кто конкретно это знает?


Обобщение автора мнения. Sm& Pm […]


Все знают, что Иванов не любит Петрова!
— Все, все знают?


Сообщение о чужой мета-рамке. SmPm~[…]


Мы можем говорить о нарушении ММ, если дана оценка, но не совсем понятно, на основании какой информации эта оценка построена. Например, когда человек сообщает, что «знает» о чужой мета-рамке (в классической мета-модели это называется чтением мыслей).


Она не любит, когда холодно. (чтение мыслей)


Фактически такие утверждения попадают в категорию «искажение действия». Нам нужно конкретизировать значение слов «не любит» (уточнить значение, определить критерии, выяснить, на основании каких событий был сделан такой вывод и т.д.).


Люди обижены на решение правительства. (чтение мыслей)
— Что значит «обижены»?


— Откуда такая информация?
— Как вы узнали, обижены ли они или рассержены, например?


Логическая модальность как искажение. SmPm~[…]


Слова, которые используются для обозначения логической модальности (могу, умею, вправе) имеют много значений, и первое, что можно сделать – это уточнение значения слова и конкретизировать обстоятельства выполнения действия.


— Я не могу разобраться в себе.
— Как именно вы «не можете»? Вам что-то мешает, или кто-то запретил это делать, или вы считаете, что это неприлично?


— Я сумею заставить его сделать уроки.
— Как именно вы его будете заставлять – физически? Или предложите за это деньги?



  • Пример: — Я не могу сказать правду.
    — Что вы имеет в виду, когда говорите «не могу»?
    — Ну, это совершенно невозможно!
    — Что значит «невозможно»? Невозможно физически?
    — Просто я не могу себе позволить этого.
    — В каком смысле вы «не можете себе позволить»?
    — В таком: это опасно для меня.
    — Чего именно вы опасаетесь?
    — Я опасаюсь, что за такие слова меня убьют на месте!
    Обратите внимание, как в этом примере в ответ на уточняющие вопросы поочередно «всплывают» различные мета-рамки, и от логической модальности мы в конце концов переходим к оценочной мета-рамке.

Логическая модальность как обобщение. SmPm&[…]


В случае, когда логическая модальность сообщает об «отсутствие выборов» (не могу, должен, обязан), кроме уточнения, ещё иногда имеет смысл поискать исключения из правил.


— Я должен ложиться спать в девять вечера. (модальный оператор необходимости)
— Есть ли ситуации, когда ты не должен этого делать? Например, в субботу или во время отпуска?


— Если я заболею гриппом, я могу умереть!
— В каком случае вы не умрёте, а выздоровеете?



  • Предложенный здесь подход несколько отличается от «классического». Там одним видом реакций на модальный оператор (невозможности или необходимости) является раскрутка вида: «Что случится, если вы это сделаете?», – то есть интервенция. На наш взгляд данная реакция может быть не слишком полезна, например, в случае переговоров.
    — Мы не можем поставить вам оборудование в срок.
    — Что будет, если вы это сделаете?
    — ???
    Правдивым ответом в этом случае было бы: «Вам-то будет хорошо, а вот мы в результате сорвем поставку другому, более важному для нас клиенту», – но кто же такое скажет :о)
    Другое дело, что собрав информацию и приняв решение об интервенции, оператор может использовать любые ему доступные техники изменения, в том числе и раскрутки. Более того, удачная раскрутка, применённая на переговорах, может помочь склонить чашу весов в нужную вам сторону.

Интенсивная эмоциональная окраска, крайняя степень оценки, высокая степень уверенности во мнении. SmPm&[…]


Если клиент в своих сообщениях «уходит в крайности» – это явный повод исследовать глубинную структуру, лежащую за высказыванием, и, возможно, причину появления данной оценки или эмоции. Она может быть проявлением неоправданно высокого уровня обобщения, аналогичного кванторам общности.


В данном случае реакция будет аналогична реакции на обобщение: найти исключения из правил, гиперболизировать и т.д.


Я в ужасе, что он так ко мне относится.
— Да, вы правы. Это ужас, ужас, ужас!!!


Совершенно невозможно, чтобы она относилась ко мне по-человечески.
— Ну может хоть какое-то человеческое чувство у неё есть по отношению к вам, хотя бы раздражение или удивление?


Связывание.


Иной раз, прежде чем быть произнесенным вслух, утверждение проходит длинный и сложный путь от сенсорного основания, трансформируясь через логические цепочки, ассоциативные связи и фильтры. В том числе фильтрами и «аргументными» частями логических цепочек могут служить суждения, сформировавшиеся ранее, превратившиеся в более-менее устойчивую конструкцию и являющиеся частями Карты. Зачастую подобные рассуждения не осознаются человеком, или же их аргументы воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, о котором нет смысла лишний раз упоминать. В результате в виде суждения будет вербализована лишь часть умозаключений, и она, как верхушка айсберга, будет на поверхности, в то время как скрытой остается наиболее значимая и массивная его часть.




  • Если последовательно пройти по пути, приведшему к созданию данного утверждения, мы придём к «сенсорному основанию» – конкретному событию или событиям, которые стали «отправной точкой» в системе внутренних преобразований клиента.


Иногда для максимально полного понимания карты клиента необходимо учитывать, каким образом у этого человека появилось данное суждение, как сформировалось это связывание.


Вполне возможно, что собрав недостающую информацию и восстановив схему размышлений, мы не найдем в них изъяна. Все логично, правомочно, не противоречит карте клиента, экологично в применении и т.д. В таком случае суждение является одним из «паззлов» в картине мира клиента, и пусть даже она существенно отличается от видения оператора, тем не менее повода для интервенции нет.


Если же оператор решит, что необходимо вмешательство, то можно изменить или разрушить имеющуюся у клиента конструкцию, например, с помощью рефрейминга или раскруток.


Заключение.


Что даёт представление мета-модели в виде СДО.



1. Акцент делается на представление о результате – к какому виду нужно привести суждения Клиента.

2. Вся модель строится на небольшом количестве закономерностей. Проще запомнить таблицу 3*3, зная логику её построения, чем 13 «как бы не связанных между собой» правил.

3. Нарушения правильности Мета-модели при необходимости можно записать в виде простого набора символов.

4. Получается более полное представление: есть структура, есть результат, есть способы действия.

Символы и сокращения.


Набор символов, использованные в статье:












































S субъект;
Sm автор мнения («субъект» в мета-рамке);
P действие/характеристики действия;
Pm форма мнения («действие» в мета-рамке);
O объект;
Х опущение/удаление;
& обобщение;
~ искажение;
+ связывание;
= вид связывания: комплексный эквивалент;
=> вид связывания: причинно-следственная связь;
ММ мета-модель (языка);
ГС глубинная структура;
ПС поверхностная структура.


Определения.


Кванторы
В логике и математике — логические эквиваленты слов «все», «каждый» и т. п. (кванторы общности), «некоторый», «существует» (кванторы существования) и др.; операторы, формализующие в исчислении предикатов логические свойства этих выражений.


Мета-состояния
Состояния высших уровней, референтами которых являются состояния предыдущего уровня или первичные состояния.


Модальность
В разных предметных областях — категория, характеризующая способ действия или отношение к действию.
Так, в лингвистике грамматическая категория модальности передает отношение говорящего к предмету его высказывания.


Модальные слова
Модальными называются слова, посредством которых говорящий оценивает свое высказывание в целом или отдельные его части с точки зрения отношения их к объективной действительности.


Номинализация
Лингвистический термин для обозначения процесса превращения глагола в абстрактное существительное и для обозначения самого существительного, образованного таким способом. Например: знать — знание, разговаривать — разговор.


Объект
Имя предмета или лица, на который направлено действие (противопоставляется субъекту действия); то же, что дополнение при глаголе и отглагольном существительном.


Переходные и непереходные глаголы
К переходным относятся глаголы со значением действия, направленного на предмет, изменяющего или производящего этот предмет — объект действия: читать книгу, расширить рукав, сшить костюм. К непереходным относятся глаголы, обозначающие движение и положение в пространстве, физическое и нравственное состояние, например: лететь, болеть, стоять, страдать.


Перформатив
Глагол, употребление которого в 1-ом лице настоящего времени, времени означает непосредственное совершение названного действия, например: «Я обещаю».


Предикат (суждения)
Понятие о признаке предмета, то что говорится о субъекте суждения. Предикат можно уподобить логическому сказуемому, поскольку этот структурный элемент выражает свойства, приписываемые предметам из объема понятия-субъекта или отрицаемые у них.


Пресуппозиция
Аксиома, базовое утверждение, на котором строится дальнейшее знание.


Референтный индекс
Дополнительная информация, уточняющая субъект или объект (референт) в сообщении. Например: этот автомобиль, автомобиль стоящий за углом, черный автомобиль марки «Ford».
При помощи референтных индексов в том числе сообщается, является ли слово (референт) конкретным объектом (тот автомобиль за углом) или класс объектов (автомобили).


Связывание
Создание причинно-следственных связей или комплексных эквивалентов между минимальными сообщениями.


Суждение
Утверждение, в котором кем-либо что-либо говорится об определенном предмете.


Субъект (суждения)
Предмет суждения, то, о чем говорится в данном суждении; логическое подлежащее.


Литература.



  1. Дж. Гриндер, Р. Бэндлер. «Структура магии» т. 1.

  2. Дж. Гриндер, К. Бостик Сент-Клер. «Шепот на ветру».

  3. М. Холл. «Магия коммуникации».

  4. М. Холл, Б. Боденхамер. «Учебник магии НЛП».

  5. М. Холл, Б. Боденхамер. «Высшая магия НЛП».

  6. Ф. Пьюслик, Б. Льюис. «Магия Нейролингвистического Программирования без тайн».

  7. А. Плигин, А. Герасимов. «Руководство к курсу НЛП-практик».

  8. Дж. О’Коннор. «НЛП. Практическое руководство для достижения желаемых результатов».

  9. Н.С. Валгина. «Современный русский язык».

  10. В.З. Демьянков. «Доминирующие лингвистические теории в конце XX века».

  11. В.З. Демьянков. «Новые тенденции в американской лингвистике 1970-80-х гг».

  12. В.З. Демьянков. «Формализация и интерпретация в семантике и синтаксисе».

  13. В.З. Демьянков. «Интерпретация как инструмент и как объект лингвистики».

  14. О.Н. Лагута. «Логика и лингвистика».

  15. А.Р. Лурия. «Нейролингвистические исследования».

  16. A.Р. Лурия. «Язык и сознание».

  17. И.А. Нагорный. «Пресуппозитивная функция модально-персуазивных частиц в высказывании».

  18. Р.Л. Солсо. «Когнитивная психология».

  19. И.П. Сусов. «История языкознания».

  20. И.П. Сусов. «Введение в теоретическое языкознание».

  21. Современный энциклопедический словарь.

« Вернуться назад

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *