...

Эффективность консультирования и разработка нового подхода «Субъект-субъектный коучинг» на основе проектирования

От чего зависит эффективность оказания человеку психологической и психотерапевтической помощи? Этот вопрос волнует специалистов практической психологии и психотерапии уже многие десятилетия (как минимум со времен возникновения психоанализа).

Важно не просто накормить голодного рыбой,
главное — научить его ловить ее.
Если вы дадите ему рыбу, то поможете только один раз,
а если научите ловить, то накормите на всю жизнь!

От чего зависит эффективность оказания человеку психологической и психотерапевтической помощи? Этот вопрос волнует специалистов практической психологии и психотерапии уже многие десятилетия (как минимум со времен возникновения психоанализа). Поиск ответов может лежать в различных плоскостях организации консультирования:

  • потребности (мотивация) клиента консультироваться у специалиста;
  • определении адекватного инструмента описания проблемы (задачи) человека (диагностика);
  • подборе, исходя из проведенного сбора информации, инструментов практической работы (способы трансформации проблемы в желаемый результат);
  • профессионализме консультанта (индивидуальный опыт использования данных инструментов);
  • особенностях организации применения инструментов трансформации опыта человека (организация  хода консультационной сессии);
  • установках и ожиданиях консультанта и клиента относительно осуществляемых изменений (пресуппозиции участников консультирования);
  • организации переноса достигнутых изменений из пространства консультирования (кабинета) в реальные жизненные ситуации человека (подстройка к будущему, последующее после работы взаимодействие клиента и консультанта).

 

Вот далеко не полный перечень компонентов эффективности консультирования (коучинга), которые могут быть выделены в рамках любой психологической школы.

В определенном смысле каждый из перечисленных выше аспектов включает в себя подсистемы критериев и конкретных приемов оказания помощи человеку, которые в различных школах практической психологии и психотерапии решаются специфическим образом — средствами, свойственными определенному методу. При этом большинство составляющих с различной долей четкости и однозначности определяются внутри существующего подхода. Поэтомуструктурная и технологическая определенностьсама по себе является самостоятельным и одним из самых важных ресурсов, не только отличающих работу специалистов различных направлений, но и позволяющих объективно оценивать эффективность консультирования в рамках одного метода или даже целой системы подходов. Она, так или иначе, входит в каждый из перечисленных критериев как основная предпосылка оценивания и представляет собой своего рода метакритерий.

Структурная однозначность, возможность «опрозрачивания» каждого компонента в значительной степени определяет логическую стройность метода, влияет на скорость подготовки самого консультанта и в последующем на его работу, создавая важнейшие основания для разработки разделяемой между специалистами одной области системы оценки его деятельности. В этом смысле к базовым принципам в НЛП можно добавить еще одну пресуппозицию: консультант и клиент могут управлять (изменять) лишь той частью опыта, структура которой выявлена и описана («опрозрачена»), тогда опыт находится под контролем человека.

К сожалению, не всегда  профессионально подготовленные в рамках одного метода консультанты могут довольно быстро сориентироваться в том, что и как им делать в ходе консультационной сессии. А эксперты, осуществляющие супервизию, также не имеют четких ориентиров, на что и как смотреть.  С одной стороны, этот факт объективно задан сложностью самого объекта (субъекта) преобразования: опыт и проблемы человека — пожалуй, самый сложный из существующих предметов рассмотрения в современном мире. Но с другой стороны, внутри школ практической психологии и различных подходов консультирования содержатся собственные системные установки (методология области) относительно структурной заданности работы специалиста, которые, в свою очередь, влияют на технологическую составляющую метода. Предметом отдельной статьи могут быть сравнительные обобщения о том, что принято и что не принято (профессиональные «табу»)  подвергать структурному анализу в рамках существующего метода. Вот почему книга дочери Грэгори Бэйтсона, одного из  знаменитейших философов (эпистемиологов)  XX века, называется «Ангелы страшатся». В данной метафоре автор указывает на чрезвычайную важность для осознания человечества его различных мировоззренческих установок: убеждений и глубинных верований в различных областях человеческой деятельности.

В НЛП-консультировании структурная определенность и технологическая заданность связаны с идеей возникновения самой области, ведь НЛП на одном из уровней представляет собой язык описания субъективного опыта человека! Именно это является, пожалуй, самой существенной причиной столь быстрого его развития и распространения.

Однако приверженность к структурному описанию не означает, что в этом направлении некуда продвигаться вперед. Остается множество вопросов, над которыми стоит работать дальше: совершенствование самих инструментов моделирования,  разработка методов проектирования новых техник, «опрозрачивание»   и проектирование множества аспектов работы консультанта. Например, важно ответить на такой вопрос: «Как и в каком случае коуч выбирает определенный стиль консультирования даже в рамках использования одних и тех же инструментов?» В частности, применение раскруток может проходить с различной долей жесткости и провокативности. Как определить ту грань, когда консультирование перестает быть экологичным? Как много стилей консультирования можно было бы выделить в качестве типичных? Возникает множество других вопросов, которые нуждаются в структурном рассмотрении, особенно в рамках организации самого хода консультирования. Например, когда эффективнее всего прорабатывать вторичные выгоды и экологию клиента? Обычно в НЛП-коучинге подобную работу осуществляют в точке «Эффекты» (по модели S.C.O.R.E.), то есть в конце сессии или технике. Я же давно в своей работе задался вопросами: «В чем основная суть вторичных выгод и экологии? На каком этапе сессии работать с ними эффективнее?»  Как известно, основная функция вторичных выгод с точки зрения организации опыта человека заключается в «цементировании» симптома, они неявно препятствуют переходу в желаемый результат. А функция экологии — уберечь от нежелательных последствий! Тогда напрашивается иной порядок работы!  Не проще ли сначала проработать вторичные выгоды и экологию (помочь клиенту преодолеть автоматически действующие препятствия, отбрасывающие его назад, изначально формулировать экологичный результат), тем самым дестабилизировать симптом и планировать последующие изменения так, чтобы они происходили легче, быстрее и с учетом преодоления негативных последствий? Я опробовал этот подход в своих консультациях в течение последних 10 лет! Он показал свою эффективность.

Кроме того, удалось разработать дополнительные инструменты работы с вторичными выгодами и экологией. Они представляют собой множество специальных вопросов. Для наглядности приведу один из вариантов конструирования специальных вопросов, исходя из логики реальной сессии. Их наглядно демонстрирует фрагмент  следующей консультационной сессии.

 

Коуч:
– Что вы хотите изменить в себе, своей жизни и чего хотите достичь в результате?
Клиент:
Хочу получить вторую профессию, стать дизайнером, но как-то все не получается…
Коуч:
– Что конкретно не получается? И как давно не получается?
Клиент:
– Я как-то все время откладываю, уже последние 5 лет! Ничего не получается.
Коуч:
– Что-то же получается?
Клиент:
– Мечтать…
Коуч:
– Это уже многое! Некоторые и этого не умеют! А вы что-то уже предпринимали?
Клиент:
– Курсы дневные и вечерние нашла. Склоняюсь к вечерним.
Коуч:
– А почему для вас важно получить вторую профессию?
Клиент:
– Хочу интереснее жить.
Коуч:
– А что значит интересно жить?
Клиент:
– Заниматься интересным, творческим делом, иметь много друзей, признание родственников, быть в гуще событий хочу.
Коуч:
– А как вы живете сейчас?
Клиент:
– Ну, работаю бухгалтером в бюджетной организации. Работу эту не очень люблю, все время все одно и то же. Работаю из-за денег. В свое время занималась в художественной школе, но поступать в училище испугалась.
Коуч:
А что в  вашей жизни и данной работе хорошего, что вас удерживает от изменений?
Клиент:
– Да ничего!
Коуч:
– А если присмотреться? Может, что-то хорошее все же есть? Если бы все было совсем плохо, вы бы давно уже ушли на другую работу. Разве нет?
Клиент:
– Ну, коллектив хороший. К людям за эти годы привыкла, я дружу с девчонками.
Коуч:
– А еще?
Клиент:
– Ну, пусть не самые большие деньги платят, но все же какая-никакая, а  стабильность. Пораньше с работы могу уйти, если надо, руководство хорошо ко мне относится, всегда идут навстречу.
Коуч:
– Все же есть что терять?
Клиент:
– Да, есть.
Коуч:
– Есть ли что-нибудь еще?
Клиент:
– Больше ничего не приходит в голову.
Коуч:
А что вы готовы вложить в то, чтобы  стать дизайнером?
Клиент:
– Деньги, свое время, личные усилия.
Коуч:
А сколько денег, времени, усилий?
Клиент:
– Ну, денег на курсы хватит — две-три тысячи долларов. Времени — все свободные вечера. Усилий — столько, сколько потребуется, ведь заниматься интересным делом легко!
Коуч:
А куда вы все перечисленное вложили бы, если не в получение новой профессии?
Клиент:
– То есть?
Коуч:
– Если бы вы по каким-то причинам не стали получать вторую профессию, чтобы стали делать с таким количеством ресурсов? Куда стоило бы еще их вложить? Может быть, есть что-то еще более важное?
Клиент (с большим волнением):
– Ну, время и усилия стоит вложить в поиски… (глаза на «мокром месте») …мужа.
Коуч:
Это звучит как другая цель? Да или нет?
Клиент:
– Да, конечно, совсем другая!
Коуч:
А куда важнее вложить время и усилия: в получение новой профессии, достижение признания родных, знакомство с интересными людьми (все, что вы ранее говорили) или в поиски мужа?
Клиент:
– В поиски мужа, конечно!
Коуч:
– Откуда следует такой вывод?
Клиент:
– Ну, если я найду хорошего спутника жизни, то все кардинально изменится. Жизнь станет интересной, я не буду одна. Ребенок появится. Все поменяется.
Коуч:
– А как же друзья, признание родственников, любимое дело?
Клиент:
– Родственники будут уважать еще больше, друзья подождут, а любимое дело можно отложить до лучших времен…
Коуч:
– Опять отложить?
Клиент:
– Ну, ради такого случая это оправданно! Семья же важнее!
Коуч:
– А существует ли ситуация, где все цели и позитивные стороны той жизни, в которой вы живете, можно достичь вместе? Может, не нужно «ИЛИ»? А лучше «И»? И мужа искать, и профессию любимую получать, и с друзьями общаться, и, пользуясь хорошим отношением руководства, продолжать делать то, что уже получается? … Это только вопрос! Поиск подобной ситуации, максимально построенной на принципе «И», я называю «богатым контекстом».
Клиент:
– Я так об этом никогда не думала… Дайте сообразить! Забавная постановка вопроса! Наверное, существует какой-нибудь вариант…
Коуч:
– Давайте помечтаем и пофантазируем, как если бы это возможно. Мечтать, как вы говорите, у вас хорошо получается. К тому же вы художник, человек творческий, с фантазией!
Клиент (смеется):
– Ну, можно мужа дизайнера найти, можно сначала с молодым человеком познакомиться, а потом вместе на дизайнера пойти учиться. Вдруг ему будет интересно? Учиться можно вечером. А еще можно работать бухгалтером на дому, обслуживать небольшую организацию, тогда времени для знакомства и получения новой профессии будет еще больше… Можно даже вести небольшую организацию вместе с одной из моих подруг… И друзья будут при мне!
Коуч:
Давайте набросаем три-четыре сценария и, главное, ответим на еще один важный вопрос: «Как и где искать молодого человека?..»

 

Приведенный выше фрагмент консультационной сессии показывает, что еще очень многие аспекты организации сессии могут быть структурно более четко определены, исходя из имеющейся методологии и конкретно заданной инструментальной структуры используемого подхода консультирования.

Возвращаясь к рассмотрению вопроса влияния структурной определенности на эффективность работы коуча, следует заметить, что в реальной практике работы любого консультанта дела обстоят еще сложнее, так как специалист реализует (чаще всего безотчетно) не только систему принципов, заложенную методом, но и собственные личностные глубинные установки. Кроме того, специалисты-практики нередко используют инструменты из различных школ, что создает еще более сложную систему ориентиров, используемых консультантом в своей работе. Это, пожалуй, самая важная причина, связанная со сложностью оценки эффективности конкретной коучинг-сессии. Ведь сама оценка с точки зрения объективизации всего происходящего должна соотноситься с принятыми нормами деятельности в используемом методе и целями, выдвинутыми в конкретной ситуации  консультирования (формализации задач клиента).

Таким образом, еще одним из критериев, влияющих на скорость, устойчивость, экологичность результатов психологической помощи являются во многом глубинные установки консультанта (пресуппозиции). Достаточно важными среди них являются установки, касающиеся инициативы и ответственности самого клиента (субъектности).

В организации современного психологического консультирования в целом обсуждаемый вопрос может быть сформулирован как обеспечение субъект-субъектного взаимодействия клиента и консультанта. Действительно крайне важно проводить консультирование человека таким образом, чтобы его личностная активность была максимальной в поиске решений относительно существующих у него задач (проблем). Иначе предлагаемые консультантом методы работы и содержание решений могут казаться человеку надуманными и навязанными.

НЛП-консультирование изначально решало эту задачу следующим образом: клиент отвечает за выбор по содержанию изменений, а консультант — за выбор процедур и методик изменений. Данного принципа нет в списке базовых пресуппозиций НЛП, но из него всегда исходили НЛП-консультанты, формулируя смысл данной идеи немного по-разному. Несмотря на кажущуюся разделяемость данного принципа в профессиональном сообществе НЛП, и здесь есть еще что обсуждать, «опрозрачивать» и разрабатывать дальше. В частности, некоторыми консультантами данная пресуппозиция трактуется примерно в таком виде: клиент не должен знать «секретных инструментов» консультанта. И еще более категорично: консультирующемуся вообще вредно глубоко осознавать то, что делает коуч. Возвращаясь к эпиграфу статьи, получается, что клиенту дают «рыбу» (решение) один раз, а «удочку» (способ) прячут от него (исключение составляют люди, проходившие системное обучение НЛП). Заметьте: вариантов того, как поступить с рыбой и удочкой, может быть несколько:

  • Не давать рыбу, а учить ловле.
  • Дать рыбу — не учить ловле.
  • Сначала накормить, а потом учить.
  • Сначала научить, а потом накормить.
  • Кормить и учить ловле одновременно.

Можно ли усилить результаты консультирования так, чтобы клиент мог их применить в сходных задачах, а не только в конкретной ситуации? Конечно, да! Но для этого потребуется сделать так, чтобы клиент участвовал в своих изменениях максимально осознанно: понимал хотя бы в общих чертах, ЧТО и КАК происходит! Я в своей консультационной практике давно уже рассказываю консультирующимся о том, что я собираюсь делать. А в конце сессии обсуждаю то, как они поняли способы и механизмы изменений (за счет чего получен результат). Я также обсуждаю на доступном языке для клиента, где полученные им инструменты могут сработать еще, как усилить контролируемость достигнутых результатов! Иными словами, пресуппозиция такой работы совсем иная: мы не только «даем голодному рыбу», но и одновременно даем «удочку», обучаем ловле! Это создает еще одно измерение в работе консультанта, которое построено на  моей собственной пресуппозиции: если человек изменился, это всегда означает, что он научился чему-то новому! Психотерапия — это, прежде всего, обучение! При таком подходе стандартная процедура подстройки к будущему существенно обогащается: происходит рефлексия всего, что было сделано вместе с клиентом. На этом этапе важно привести клиента к пониманию использованных инструментов, обеспечить рефлексию механизмов изменений человеческого опыта, фиксацию не только фактических результатов изменений, но и важных стратегий их достижения, которыми клиент может пользоваться самостоятельно, чтобы держать их под своим контролем. Как побочный позитивный эффект мы в итоге подобной работы получаем больше доверия клиента к себе и консультанту, укрепление веры клиента в собственные силы, развитие его самостоятельности.

В целом работа в этом ключе привела к созданию «Субъект-субъектного коучинга» (авторский метод).

В отличие от «обычного способа консультирования», который распространен в НЛП, данный субъектный подход направлен на создание инициативной самости клиента и его рефлексивности (сознания своей сложности, желаемого состояния, способов достижения изменений, контроля полученных результатов и т.д.). В рамках данного метода могут быть изменены и дополнены основные принципы, техники и приемы работы консультанта. Его подробное описание претендует на отдельную книгу. Приведем некоторые пресуппозиции данного вида НЛП-коучинга, которые могут рассматриваться как дополнительные к уже имеющимся.

 

Пресуппозиции «Субъект-субъектного коучинга»:

  • Коучинг (личностное консультирование) — это, прежде всего, обучение.
  • Клиент отвечает за содержание изменений, а консультант — за технологию.
  • Инициатива, осознанность  и самостоятельность клиента — важнейшие показатели заинтересованности клиента, глубины, надежности и экологичности коучинга.
  • Осознание технологии изменений делает клиента «сильнее», помогает использовать достигнутые результаты многократно и в более широком контексте (множестве сходных ситуаций).
  • Чем больше клиент понимает то, что делает консультант, тем больше он доверяет, легче и эффективнее сотрудничает, лучше может влиять на достижение собственных результатов.
  • Консультант и клиент могут изменять (управлять) лишь той частью опыта, структура которой выявлена и описана («опрозрачена»), — тогда опыт находится под контролем человека.
  • Контрастный анализ позволяет «опрозрачить» ключевые элементы опыта.
  • Если симптом вывернуть «наизнанку», то получится желаемый результат.
  • Принцип дополнительности: «И» (суперпозиция возможностей) богаче, чем «ИЛИ» (дилеммы).
  • Во многих случаях возможно найти «богатый контекст», который системно задействует все ресурсы клиента и ведет к оптимальному достижению множества результатов.

 

В данной статье в качестве примера имеет смысл остановиться на проектировании одной из техник «Субъект-субъектного» коучинга. В частности, при трансформации ограничивающего убеждения в НЛП предлагается использовать метамодель и раскрутки.  Их применение часто проходит с напряжением для клиента, так как он испытывает «воздействие» новой смысловой структуры вопросов (самостоятельно об этом так не думал) и еще в большей степени новых убеждений, которые звучат от консультанта в случае с раскрутками. Иными словами, консультант осуществляет интервенцию по  «раскачиванию» (а иногда и «разрушению») старой структуры убеждения. Если прежнее убеждение все еще актуально хотя бы в нескольких контекстах, человек начинает сопротивляться. Если консультант пользуется метамоделью и раскрутками «жестко», то клиент даже обижается, испытывает довольно негативные состояния. Конечно, опытный специалист НЛП обычно осуществляет предварительную утилизацию, озвучивает намерения своей провокации и т.д., чтобы «смягчить» действие мощных инструментов.  Достаточно давно я задумался над вопросами: «А можно ли избежать подобных состояний при вербальной работе с изменением ограничивающего убеждения?  Как усилить самостоятельность клиента? Можно ли, понимая структуру убеждений, обойтись без «раскруток»?» Формулировка «правильных» вопросов самому себе позволила найти возможное решение.

В итоге была разработана одна из первых техник «субъект-субъектного коучинга».

Данная техника может быть применена в случае необходимости изменения ограничивающего убеждения клиента. При этом консультант предлагает процедуру, несет ответственность за технологию деятельности, а клиент — полностью за содержание работы. «Субъетктный» в названии техники означает максимально самостоятельный. Предварительно консультанту необходимо убедиться, что данная трансформация будет экологичной и что клиент предъявляет полную структуру убеждения (в формулировке присутствуют обе части: «X» и «Z»).  Если структура неполная, то  консультанту следует выявить недостающую часть в структуре убеждения. Для этого можно задать следующие вопросы:  «Из чего вы исходите, делая такой вывод? Почему это так?» И т.д.

Для трансформации убеждения предложите клиенту осуществить ниже приведенную технику.

 

Трансформация ограничивающего убеждения

  1. Предложите клиенту произнести вслух убеждение, которое необходимо изменить. Например: «Я не могу вести консультирование с очень эрудированным клиентом (Х), так как чувствую себя некомпетентным(Z)».
  2. Задайте клиенту вопросы на выявление вторичных выгод старого убеждения, найдите способы их удовлетворения.
  3. Предложите клиенту привести сначала несколько доводов (не менее трех) в пользу имеющегося убеждения (почему это может быть так), а затем найти доводы против этого убеждения (когда это точно не так?). Например, клиент приводит доводы  «за»: я не понимаю сложных терминов клиента и смущаюсь; клиент внешне ведет себя как слишком грамотный, и это меня смущает; если я знаю меньше, то я не имею право на коучинг и т.д. Затем приводит доводы «против»:  есть случаи, когда клиент очень умный, но при этом очень доброжелательно настроен на сотрудничество, тогда это мне не мешает; клиент может быть умнее меня в одной сфере, но не быть грамотным в области психологии; если я расспрашиваю клиента о незнакомых терминах и он положительно реагирует, то тогда коучинг проходит нормально и т.д.
  4. Попросите клиента сформулировать противоположное убеждение. Например: «Возможность проводить консультирование никак не зависит от эрудированности клиента».
  5. Предложите клиенту привести сначала несколько доводов (не менее трех) в пользу этого убеждения (почему это может быть так?), а затем найти доводы против этого убеждения (когда это точно не так?). Например, клиент приводит доводы  «за»: я учился на консультанта много лет и поэтому в сфере консультирования умнее; много случаев, когда взгляд незнающего человека важнее профессиональной позиции, так как «глаз часто замыливается»;  клиент не знает то, что я буду ему предлагать, поэтому он не может быть вообще профессионалом в коучинге.  Доводы против:  я все же не всегда могу понять симптом по содержанию, и это может мешать в коучинге; когда клиент слишком напыщен, это мешает мне и ему тоже, так как мы теряем время;  его поведение «свысока» мешает моей уверенности и т.д.
  6. Попросите клиента посмотреть на себя со стороны и послушать свои ключевые слова, которые в обоих случаях поддерживали ограничивающее убеждение. Например, мешает моей уверенности, я не понимаю смысл, я смущаюсь и т.д.
  7. Спросите, в чем заключается ограничение, которое мешает изменениям. Клиент, например, может сказать: «Я сам не всегда бываю уверенным, иногда теряю самообладание, воспринимаю самоуверенность другого человека как нападение на меня». И т.д.
  8. Попросите клиента сформулировать несколько убеждений, которые выходят за рамки «Х» и «Z» и при этом касаются сути заявленного изначально ограничивающего убеждения. Например, клиент может сказать: «Не бывает  слишком умных клиентов, а бывает неуверенность консультанта.  Профессиональный консультант всегда найдет способ, как взаимодействие с клиентом сделать конструктивным. У клиента и консультанта различная ответственность, настоящий консультант умеет отвечать за свое состояние и объективность интерпретации происходящего».
  9. Предложите клиенту найти доводы «за» и «против» выбранных убеждений. Например, доводы «за»: у консультанта имеется много приемов для создания доверительных и доброжелательных отношений;  консультант  умеет управлять своими состояниями, поддерживать самообладание и т.д. Доводы против:  их нет, все убеждения «правильные» (это свидетельство того, что трансформация проходит качественно).
  10. Попросите клиента подвести итог того, что он теперь думает о прежнем убеждении.
  11. Предложите клиенту сформулировать новое убеждение, которое заменит прежнее.
  12. Проверьте его на экологию.
  13. Предложите клиенту представить образ самого себя в актуальном контексте, обладающим новым убеждением. Уточните сенсорные параметры его образа «Я», спросите, как человек выглядит, общается, ведет себя, демонстрируя новое убеждение. Узнайте, чем именно его поведение отличается от прежнего варианта в выбранном контексте. Спросите, доволен ли клиент собой? Если что-то не так, обсудите возможные улучшения.
  14. Предложите клиенту ассоциироваться и мысленно прожить «сценарий» нового поведения.
  15. Предложите клиенту сказать, что ему следует учесть на будущее и сделать, чтобы эффективно действовать (в данном примере: как вести себя в работе с «очень эрудированными» клиентами). Предложите  сделать набросок плана конкретных действий.
  16. Если необходимо, предложите «примерить» нужное состояние и убеждение для будущих ситуаций (сразу передайте якорь самому клиенту).
  17. Проведите подстройку к будущему, определите первые шаги.
  18. Помогите клиенту осуществить рефлексию структуры прежнего убеждения, способа его изменения, экологии способа, возможности самостоятельного применения данного способа мышления в будущем. Обсудить контроль со стороны клиента за своими изменениями.

 

Подобных техник можно спроектировать довольно много на основе накопленных в НЛП знаний. Как известно, большинство технологий были разработаны на основе моделирования эффективного опыта людей. НЛП-консультантам, конечно, известна история про создание техники быстрого лечения фобий. Авторам НЛП представился замечательный случай: один из клиентов рассказал то,  как он справился с фобической реакцией, терзавшей его долгие годы. Шаги внутренней, интеллектуальной деятельности человека были записаны в виде техники и апробированы в работе с многочисленными клиентами. Кстати, «легенда» гласит, что разница в симптомах надуманных страхов и типичной фобической реакции (реального испуга от внешних обстоятельств) помогла спроектировать новую технику «Визуально-кинестетическая диссоциация». Теперь, когда НЛП-консультирование сложилось как самостоятельная область, даже нет необходимости обязательно моделировать новые техники (иметь опробованную модель). Ведь эра накопления практического материала (эмпирических данных) по многим аспектам пройдена, НЛП стало системным, имеет свою методологию (систему принципов), собственный язык, механизмы достижения изменений в опыте, технологии и приемы их реализации. Дальнейшее развитие НЛП — за  переосмыслением всего найденного, проектированием новых направлений внутри данной области и разработкой новых технологий. Хотя полезность, важность и ценность моделирования никто не отменял! Многое из перечисленного выше (моделирование и проектирование) давно уже преподается на курсе «НЛП-Мастер» в нашем «Центре НЛП в Образовании».

В завершении статьи выражаю надежду на то, что мои размышления и описанный опыт вдохновят НЛП-консультантов на творческое отношение к своей работе, проектирование новых инструментов НЛП, продвижение к вершинам Мастерства!

А.А. Плигин,
тренер НЛП, д.псх.н.
« Вернуться назад

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *